Глава 37. Памяти отважных

В мае 1944 года в Краснодоне был открыт музей «Молодой гвардии». Поначалу он располагался в домике, где жил Олег Кошевой. Но с каждым годом количество экспонатов, отражающих геройскую деятельность комсомольцев-подпольщиков, увеличивалось, и музей перевели в более просторное помещение.

Потом рядом с памятником «Клятва» на средства, заработанные комсомольцами во внеурочное время, было Глава 37. Памяти отважных сооружено величавое здание музея.

Со всех концов Русского Союза и из-за рубежа приезжают сюда тыщи людей. В горестном молчании проходят они по залам музея. С портретов глядят на их ставшие такими родными и близкими герои «Молодой гвардии»: Олег Кошевой, Иван Земнухов, Ульяна Громова, Сергей Тюленин, Люба Шевцова, Иван Туркенич Глава 37. Памяти отважных, другие молодогвардейцы. Рядом портреты управляющих партийно-комсомольского подполья Краснодона Ф. П. Лютикова, Н. П. Баракова и других коммунистов.

Картины и бессчетные экспонаты показывают важные эпизоды из боевой деятельности «Молодой гвардии». За стеклянными витринами выставлены пожелтевшие листовки, временные комсомольские удостоверения, отпечатанные в потаенной типографии.

В музее собраны личные вещи членов Глава 37. Памяти отважных «Молодой гвардии»: книжки, ученические тетради, дневники. Тут можно узреть пальто Сергея Тюленина, вышивки, которыми так обожали заниматься Майя Пегливанова, Нина Минаева, Тося Мащенко. В бутылке хранится большой огурец, выкормленный Сережей Левашовым. Стоит тут и крупорушка, изготовленная моим отпрыском Борисом в тот ужасный денек.

...12 сентября 1954 года навечно остается в моей Глава 37. Памяти отважных памяти. В тот денек в Краснодоне состоялось открытие монумента «Клятва». Погода стояла теплая, солнечная, и в городке утром правило необыкновенное оживление. Сюда съехались бессчетные делегации, представители молодежи со всех концов страны.

Покрывало падает и обнажает стоящую на постаменте из сероватого и розового гранита бронзовую статую высотой 12,5 метра Глава 37. Памяти отважных. Она изображает молодогвардейцев в момент принесения клятвы на верность Родине.

На монументе надпись: «Героям «Молодой гвардии» от Ленинского Коммунистического Союза Молодежи Украины».

27 июня 1959 года в Кишиневе на проспекте Молодежи был установлен монумент молдавским комсомольцам. Со знаменами и букетами живых цветов шли на площадь школьники, рабочие, юные вояки, колхозники. Знатный караул Глава 37. Памяти отважных вкупе с вояками несли юноши и девицы. Спало покрывало, и перед очами присутствующих на 15-метровой высоте стала женщина с факелом в руке - олицетворение порыва к удовлетворенной, счастливой жизни. У подножия монумента бронзовые фигуры героев-комсомольцев.

Педагогическому училищу в Бельцах, в каком обучался Борис, и Дому пионеров в Сороках присвоено Глава 37. Памяти отважных имя Бориса Главана.

Царьградцы тоже почетают память собственного земляка. На нашем домике установлена мемориальная доска, на которой золотятся буковкы:

«Здесь в 1920 году родился Борис Главан - участник подпольной комсомольской организации «Молодая гвардия» в городке Краснодоне».

На данный момент в этом доме открыт музей.

Именованием Бориса назван сельский клуб Глава 37. Памяти отважных.

30 октября 1945 года был размещен Указ Президиума Верховного Совета Молдавской ССР.

«Идя навстречу пожеланиям фермеров села Царьград Дрокиевского района Сорокского уезда в целях увековечивания памяти погибшего гибелью героя члена подпольной организации «Молодая гвардия», верного отпрыска молдавского народа Бориса Главана, переименовать село Царьград Дрокиевского района - родину Бориса Главана - в село Главан».

Весной Глава 37. Памяти отважных 1946 года тяжело захворал мой супруг. По совету докторов нам пришлось переехать в Кишинев.

В горячий июльский денек покидали мы село Главан. Многие пришли проводить нас. Когда мы выехали из села, я длительно оглядывалась, стараясь не утратить из виду наш домик, с которым связано столько мемуаров. Но вот дорога спустилась Глава 37. Памяти отважных в ложбину, и родное село скрылось за холмиком.

На этой дороге в июне 1940 года Боря и Миша встречали наших освободителей - бойцов Красноватой Армии. Скупо ловили они каждое слово о русской молодежи, страстно желали, вступая в новейшую жизнь, заслужить право называться реальными русскими людьми.

Вспоминая сейчас о актуальном пути моих Глава 37. Памяти отважных отпрыской, я думаю: они заслужили это право.

...Практически каждый год я либо супруг бываем в бывшем Царьграде. Не выяснить сейчас старенькый Царьград, колхоз, нареченный именованием Бориса Главана. Шумит золотое море колхозной пшеницы. Гудят тракторы, комбайны.

Много в селе людей со средним и высшим образованием. В 1953 году тут была Глава 37. Памяти отважных открыта школа-десятилетка, расширен клуб, работает библиотека. 10-ки юношей и женщин села обучаются в высших учебных заведениях Кишинева, Москвы, Киева, Одессы. В послевоенные годы тут появились свои учителя, агрономы, докторы, зоотехники.

А по воскресеньям, в празднички, как и до этого, когда были живые мои малыши, молодежь собирается в центре села напротив нашего Глава 37. Памяти отважных домика. Взявшись за руки, юноши и девицы радостным кругом отплясывают жок, молдавеняску либо поют песни о счастье, в борьбе за которое дали свою жизнь Борис и Миша, мои дорогие сыновья.

* * *

Все далее уходят от нас в историю суровые годы Величавой Российскей войны, но все дороже становятся Глава 37. Памяти отважных мемуары о тех, кто в ожесточенных схватках с фашистскими захватчиками высвободил нашу землю от рабства.

Один год сменяется другим, вписывая золотыми знаками в нашу историю все новые имена комсомольцев, молодежи, которые своим самоотверженным трудом на фабриках, заводах, стройках и в колхозах приближают наше светлое будущее.

Миллионы людей после окончания войны Глава 37. Памяти отважных в напряженном труде поднимали из руин и пепла новые городка и села. Обширно развернулось строительство и в маленьком шахтерском городе Краснодоне, который стал для молодежи священным местом.

Тыщи юношей и женщин из братских республик и социалистических государств приезжают сюда почтить память героев. На их могиле они дают клятву идти по Глава 37. Памяти отважных стопам собственных старших товарищей, следовать их бесстрашию и героизму, честно трудиться и продолжать то, что молодогвардейцы не успели совершить на собственном маленьком актуальном пути.

Слушайте ж, товарищи!

Все, что мы не сделали,

Все, что не успели мы

На пути собственном.

В ваши руки верные,

В ваши руки смелые Глава 37. Памяти отважных,

В руки комсомольские

Мы передаем!

Это завещает вам

В горестный час прощания

Юная гвардия,

Город Краснодон.

(Стихи М. Исаковского.)

Многие годы напрасно старалась я отыскать село, где был похоронен мой младший отпрыск Миша. Я писала в Эстонию, просила посодействовать мне, но ответ постоянно приходил один и тот же: «У нас в Эстонии Глава 37. Памяти отважных такового села нет».

На помощь пришли эстонские школьники, с которыми я повстречалась на школьном фестивале в январе 1968 года в городке Бельцы. Когда я поведала им, что никак не могу отыскать село, где похоронен мой отпрыск Миша, они жарко заверили меня: «Наши красноватые следопыты непременно отыщут это село». Прошло около года, в течение Глава 37. Памяти отважных которого я продолжала вести с ними переписку. В конце концов в конце ноября я получила давно ожидаемое письмо.

«Мы отыскали братскую могилу, в какой похоронен ваш отпрыск Миша. Приезжайте, будем ждать», - писали ребята. Не откладывая, я поехала в Эстонию. Встреча с ребятами свершилась в Ньюской средней школе Тартуского Глава 37. Памяти отважных района. Я присутствовала на торжестве: школа отмечала свое 280-летие.

Прошло некоторое количество дней, и в один прекрасный момент днем автобус, до отказа заполненный школьниками с венками и цветами в руках, отправился в село Ротово, которое находилось километрах в 140 от их школы, в Печорском районе Псковской области.

Повстречали нас школьники села Глава 37. Памяти отважных. Они и повели на братскую могилу, которая была рядом с их школой.

Тяжело обрисовать волнение, которое обхватило меня при виде могилы отпрыска. Вся она была в цветах - ребята с любовью ухаживали за ней. Как во сне, стояла я у могилы, где посреди 10-ов погибших бойцов был похоронен и мой Глава 37. Памяти отважных дорогой отпрыск Миша.

...Когда-то я задумывалась, что, утратив 2-ух отпрыской, не переживу этого горя, но духовная поддержка, тепло и роль со стороны всего русского народа посодействовали мне перенести это испытание.

У меня завязалась переписка со школьниками, комсомольцами, студентами. Письма приходят к нам из многих уголков обширной Глава 37. Памяти отважных Родины. Я заботливо их храню и стараюсь всем отвечать.

Охото вспомнить о неких из их. Написала мне сестра Николая Островского Екатерина Алексеевна:

«От меня лично и от всего коллектива музея приношу жаркую благодарность за присланную книжку «Слово о сыновьях» и нарезки из газет. Как все это недешево для музея Глава 37. Памяти отважных! Тыщи гостей познакомятся с этими документами и будут обучаться на примере Ваших сыновей-героев бескрайней любви к Родине, мужеству и отваге. Честь и слава Вам за воспитание таких сынов, и Вашу боль материнскую должна облегчить любовь народная к памяти героев-бойцов, Ваших отпрыской...

Н. Островская».

Вот что писали таллиннские Глава 37. Памяти отважных школьники:

«...Ваш отпрыск Миша умер за освобождение нашей малеханькой республики. Каждый праздничек мы кладем цветочки на братскую могилу с таковой же любовью, как это сделали бы Ваши руки. 1-ый букет вешних цветов мы положим от Вашего имени. Земля, которую мы посылаем Вам, покрывает могилу Вашего отпрыска. За эту землю он Глава 37. Памяти отважных дал свою жизнь.

У столицы ЭССР г. Таллинна есть символический ключ. Пусть он будем ключом городка, ворота которого открыты вам и деньком и ночкой. Вы имеете на это полное право, потому что тут часть Вашей жизни».

Веселая, незабвенная встреча свершилась у меня с кубинской молодежью, посланцами острова Свободы, которые Глава 37. Памяти отважных приезжали в Молдавию учить сельскохозяйственную технику.

- Когда вернетесь на Кубу, - произнесла им я, - передайте вашим матерям, что мамы Русского Союза сделают все, чтоб наши малыши могли тихо жить и обучаться.

Они просили подарить им фотографию Бориса. Когда, спустя некоторое количество дней, я опять повстречалась с управляющим делегации, он Глава 37. Памяти отважных произнес:

- Фотографию Бориса я уже отослал на Кубу. Пусть наша молодежь знает, какие ребята защищали свою землю от фашизма. Наша кубинская молодежь тоже давала клятву «Родина - либо погибель!» Мы одолели!

Огромную переписку я веду со школьниками Москвы, Новосибирска, Томска, Харькова, Волгограда, Севастополя, Ленинграда, городов Молдавии. С радостью пищу Глава 37. Памяти отважных я на встречи с ними, вижу ребят, счастливых, здоровых, любознательных, - и сердечко радуется. И хотя тяжело говорить о пережитом, опять и опять убеждаешься, что память о подвиге, совершенном молодежью в годы войны, не блекнет в сердцах признательных русских людей.

В Кишиневе побывал Василий Левашов. Запомнился его рассказ о том, как Глава 37. Памяти отважных он повстречался и познакомился с Борисом. Когда 4 сентября 1942 года Василий возвратился в Краснодон, на последующий же денек в городском парке он повстречался со своими школьными товарищами Иваном Земнуховым и Жорой Арутюнянцем. С ними был и Борис, которого они познакомили с Василием. Одет Борис был в спортивную куртку, белоснежную рубаху с галстуком Глава 37. Памяти отважных и создавал воспоминание очень осторожного и чистоплотного юноши. 1-ое время Борис вел себя сдержанно, даже несколько настороженно. Открылся он по-настоящему, когда в конце ноября они устроили засаду в 7 километрах от Краснодона и убили машину с германцами. Борис воспринимал в этой операции инициативное роль, добыл ручные пулеметы.

* * *

С Глава 37. Памяти отважных нетерпением ожидали пионеры и школьники Молдавии денек 3 июня 1962 года. На перроне Кишиневского вокзала звучали радостные песни ребят. Настроение у всех было приподнятое: на жд путях стоял красавец-тепловоз, увенчанный гирляндами цветов. На его металлической груди горели слова: «Борис Главан». Рядом - большой портрет Бориса. Тепловоз был построен из металлолома, собранного Глава 37. Памяти отважных пионерами и школьниками.

Послышались звуки марша, и на перрон вышли мальчишка и девченка, одетые в жд форму. Они передали ключи бригаде, возглавляемой знатным машинистом П. И. Фотеско, открыли кабину и вкупе со всей бригадой поднялись в нее.

Пионерский тепловоз имени Бориса Главана медлительно тронулся с места.

Хорошего пути!

Газета Глава 37. Памяти отважных «Советская Молдавия» от 20 мая 1970 года докладывала: «В педагогическом институте имени Алеку Руссо открыта мемориальная комната-музей члена подпольной организации «Молодая гвардия» Бориса Главана. Она оборудована в учебном корпусе физико-математического факультета. Конкретно тут находилось педагогическое училище, воспитанником которого был славный отпрыск молдавского народа.

Основной щит музея посвящен жизни Глава 37. Памяти отважных Б. Главана. На нем семейные фото, фотоснимки села Царьград (сейчас Главан), где родился будущий молодогвардеец, фотокопии писем, другие материалы.

Материалы музея собраны студентами и педагогами института. Часть экспонатов - дары мамы героя Зинаиды Трофимовны Главан, также музеев Молдавии и Украины».

* * *

В канун денька рождения Бориса, 28 декабря 1970 года, в селе Глава 37. Памяти отважных Главан был большой праздничек.

Ранешным морозным декабрьским с утра торопился люд к центру села. Падал снег, укрывая землю белоснежным покрывалом, но это не воспрепядствовало школьникам, комсомольцам и молодежи приехать пораньше из различных сел и городов, чтоб не запоздать к открытию монумента Борису.

Многие обитатели села помнили Борю еще мальчуганом, всегда радостным Глава 37. Памяти отважных и неунывающим, который грезил получить образование и учить малышей.

11 часов утра. У монумента застыл знатный караул. Праздничный митинг открывает секретарь Дрокиевского райкома комсомола Надежда Лукьянчук.

- Мы гордимся, - произнесла она, - что в рядах подпольной комсомольской организации «Молодая гвардия» боролся с немецко-фашистскими захватчиками и наш земляк, отпрыск молдавского народа Глава 37. Памяти отважных Борис Главан...

Право открыть монумент предоставляется первому секретарю ЦК ЛКСМ Молдавии П. К. Лучинскому и мне, мамы Бориса. Звучат гимны Русского Союза и Молдавской ССР.

Под ружейные залпы медлительно спадает покрывало, и пред нами стает высеченная из гранита во весь рост фигура Бориса.

Посреди знатных гостей была член подпольной организации «Молодая Глава 37. Памяти отважных гвардия» Валерия Борц. Она подполковник в отставке. Ребята с огромным любопытством и почтением глядят на нее.

Рядом с ней работницы швейной фабрики, имени 40-летия ВЛКСМ городка Тирасполя, одна из бригад которой носит имя Бориса Главана.

В тот праздничный денек В. Д. Борц вручила юношам и девицам комсомольские Глава 37. Памяти отважных билеты.

24 декабря 1970 года в г. Кишиневе состоялся праздничный вечер школьников, отряды либо дружины которых носят имя Бориса. Они отметили 50-летие собственного земляка молодогвардейца Бориса Главана.

* * *

В год, когда вся страна отмечала 40-летие «Молодой гвардии», на месте экзекуции подпольщиков был открыт величавый мемориал «Непокоренные». Архитекторы изобразили молодогвардейцев в последние минутки Глава 37. Памяти отважных их жизни, там, в глубине шурфа. Парень разрывает веревки, чтоб умереть свободным. Женщина отбросила к спине голову с косами. Кулаком угрожает противнику уже не юный мужик.

Нет, они не просили пощады. Они сражались до последнего дыхания - Непокоренные.


glava-38-obuchayushiesya-organizacii.html
glava-38-trevozhnie-vesti.html
glava-38-vipolnenie-nauchno-issledovatelskih-pervaya.html