Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО

Ноги Гарри ударились обо что-то жесткое; колени его подкосились, и голова золотого колдуна свалилась на пол с глухим железным стуком. Он осмотрелся и увидел, что портал перенес его в кабинет Дамблдора.

Похоже, за время отсутствия директора вся обстановка кабинета возвратила для себя начальный вид. Хрупкие серебряные приборы опять очутились на столиках Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО с веретенообразными ножками — они деловито жужжали и попыхивали. Портреты прежних директоров и директрис дремали на стенках, прислонившись головой кто к спинке кресла, а кто к боковой части рамы. Гарри выглянул в окно. Над горизонтом забрезжила зеленая полоса — близился рассвет.

Неподвижность и тишь, только время от времени нарушаемая сопением либо Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО случайным всхрапом какого-либо спящего портрета, были для него нестерпимы. Если б вещи вокруг отражали его внутреннее состояние, все картины орали бы от боли. Тяжело дыша и стараясь ни о чем же не мыслить, он прошелся по тихому, красивому кабинету. Но мысли сами лезли в голову... от их не Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО было спасения...

Это из-за него умер Сириус — в его смерти был повинет только он, Гарри. Если б он не оказался таким болваном и не клюнул на приманку Волан-де-Морта, если б он не был так убежден, что его сон правдив, если б он прислушался к Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО словам Гермионы и допустил хоть на мгновение, что Волан-де-Морт и впрямь решил сыграть на его привычке изображать из себя героя...

Это было нестерпимо, он не мог мыслить об этом, не мог вытерпеть эту муку... Снутри него как будто разверзлась ужасная сияющая пучина, в которую он не желал заглядывать Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО, темная дыра там, где ранее был Сириус и куда он позже канул; Гарри не желал оставаться наедине с этой стршной неразговорчивой пустотой, он не мог этого вынести...

Вдруг с картины сзади него донесся некий в особенности звучный всхрап, и прохладный глас произнес:

— А... Гарри Поттер...

Финеас Найджелус сладко Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО зевнул и потянулся, устремив на Гарри чуткий взор прищуренных глаз.

— Что привело вас сюда в настолько ранешний час? — в конце концов осведомился он. — Согласно правилам, доступ в этот кабинет запрещен всем, не считая легитимного директора. Либо это Дамблдор прислал вас сюда? Постойте-ка, не гласите... — Он опять во Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО весь рот зевнул. — Еще одно поручение для моего бесполезного праправнука?

Гарри молчал. Финеас Найджелус не знал, что Сириус умер, но Гарри не мог сказать ему об этом. Сказать это вслух было все равно что признать происшедшее совсем и окончательно.

Еще несколько портретов зашевелились. Ужас перед вероятным допросом принудил Гарри пересечь комнату и Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО взяться за дверную ручку.

Она не поворачивалась. Он был заперт.

— Надеюсь, — произнес дородный красноносый волшебник с портрета, висячего над директорским столом, — это значит, что Дамблдор скоро вновь окажется посреди нас?

Гарри обернулся. Волшебник глядел на него с огромным энтузиазмом. Гарри кивнул, позже опять подергал ручку у Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО себя за спиной, но она не поддавалась.

— Отлично, — произнес волшебник. — Без него тут было очень скучновато... очень скучновато.

Он сел поудобнее в собственном кресле, схожем на трон, и благорасположенно улыбнулся Гарри.

— Как вы наверное понимаете, Дамблдор о вас очень высочайшего представления, — благодушно произнес он. — Да-да. Считает вас только Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО достойным юным человеком.

Чувство вины заворочалось в груди у Гарри, как будто страшный, увесистый паразит. Гарри не мог этого вынести, он больше не мог оставаться собой... он никогда еще так остро не чувствовал себя запертым снутри своей головы и тела, никогда так очень не желал стать кем-нибудь другим, кем Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО угодно...

В пустом камине вспыхнуло изумрудное пламя, и Гарри отпрыгнул от дверей, смотря на крутящуюся в огне людскую фигуру. Пока Дамблдор выбирался из камина, все другие колдуны и волшебницы, изображенные на портретах, тоже очнулись ото сна. Послышались приветственные восклицания.

— Благодарю, — мягко произнес Дамблдор.

Не смотря на Гарри, он прошел к двери Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО и, вынув из внутреннего кармашка мантии крошечное, обезображенное, лишенное перьев птичье тельце, заботливо опустил его на подносик с мягенькой золой под золотым нашестом, на котором обычно посиживал взрослый Фоукс.

— Ну, Гарри, — произнес он в конце концов, отворачиваясь от птенца феникса, — ты будешь рад услышать, что ночные действия не нанесли Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО сурового вреда здоровью твоих товарищей и они все скоро поправятся.

Гарри желал сказать «хорошо», но не мог выжать из себя ни звука. Ему казалось, что идет речь об вреде, виновником которого был он сам, и хотя Дамблдор в первый раз за длительное время смотрел ему прямо в Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО глаза и выражение его лица было быстрее нежным, чем укоризненным, Гарри не мог вынудить себя смело повстречать его взор.

— Мадам Помфри стремительно поставит на ноги всех покалеченых, — произнес Дамблдор. — Может быть, Нимфадоре Тонкс придется провести некое время в поликлинике святого Мунго, но, по всей видимости, дело кончится полным выздоровлением.

Гарри Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО удовлетворился кивком, адресованным ковру, который становился светлее по мере того, как белело небо снаружи. Он был уверен, что все портреты скупо

ловят каждое слово Дамблдора и гадают, где были он и Гарри и откуда взялись раненые.

— Я понимаю, что ты ощущаешь, Гарри, — очень тихо произнес Дамблдор.

— Нет, не осознаете, — произнес Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО Гарри внезапно звучным и сильным голосом. В нем взметнулась безудержная ярость — Дамблдор ничего не осознавал в его эмоциях!

— Видите, Дамблдор? — саркастически спросил Финеас Найджелус. — Никогда не пытайтесь осознать учеников. Они этого не потерпят. Они предпочитают быть злосчастными и непонятыми, упиваться жалостью к для себя, валяться в своем Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО...

— Достаточно, Финеас, — оборвал его Дамблдор.

Гарри оборотился спиной к Дамблдору и упорно уставился в окно. Вдали белел школьный стадион. В один прекрасный момент Сириус появился там в виде пушистого темного пса, чтоб поглядеть на игру Гарри... Наверняка, ему хотелось узреть, так ли неплох Гарри, как неплох был в свое время Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО Джеймс... Гарри его об этом не спрашивал...

— Не нужно стыдиться собственных эмоций, Гарри, — опять послышался глас Дамблдора. — Напротив... в том, что ты способен чувствовать такую боль, заключена твоя величайшая сила.

Гарри ощущал, как ярость жжет его изнутри, пылая в страшной пустоте, наполняя его желанием покарать Дамблдора за это спокойствие и эти Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО ненадобные слова.

— Ах, ах так — моя величайшая сила? — Глас у Гарри дрожал, а сам он не отрываясь смотрел на школьный стадион, уже не видя его. — Да вам-то... вы-то откуда понимаете...

— Чего же я не знаю? — хладнокровно спросил Дамблдор.

Это было уже очень. Гарри обернулся, дрожа Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО от ярости.

— Давайте не будем дискуссировать, что я чувствую, условились?

— Гарри, твои мучения обосновывают, что ты остаешься человеком! Боль — удел человечий...

- ТОГДА — Я — НЕ Желаю - БЫТЬ - ЧЕЛОВЕКОМ! -взревел Гарри и, схватив с наиблежайшего высочайшего столика хрупкий серебряный прибор, кинул его через всю комнату — он ударился о стенку и Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО разлетелся на сотки крохотных кусочков. Несколько портретов вскрикнули или от гнева, или от страха, а портрет Армандо Диппета обронил: «Ну и ну!» — Плевал я на вас! — заорал Гарри, хватая луноскоп и отправляя его в камин. — Я больше не могу, достаточно, выпустите меня отсюда, надоело, мне сейчас все равно...

Последующим ему под Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО руку подвернулся столик, на котором минутку вспять стоял серебряный прибор. Грянувшись об пол, он развалился, и его длинноватые ножки покатились в различные стороны.

— Это пройдет, — произнес Дамблдор. Он не шелохнулся и не сделал ни мельчайшей пробы удержать Гарри от разгромления кабинета. Лицо у него было спокойное, чуть не Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО отрешенное. — Ну и на данный момент для тебя не все равно — так не все равно, что ты готов умереть, только бы не делать страдать...

— НЕПРАВДА! — завопил Гарри так звучно, что чуть ли не сорвал гортань. Секунду-другую он боролся с собой: ему хотелось кинуться на Дамблдора и разбить его Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО тоже, только бы не созидать больше этого размеренного старенького лица, — встряхнуть его, сделать ему больно, чтоб он ощутил хотя бы малую долю того кошмара, который переполнял все его существо...

— Нет, правда, — произнес Дамблдор еще спокойнее. — Ты растерял мама, отца, а сейчас к тому же того, для кого был Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО практически что родным отпрыском. Естественно, для тебя не все равно.

— Откуда вам знать, что я чувствую! — заорал Гарри. — Вы... стоите здесь... И вы еще...

Но слов не хватало, и даже если б он перевернул ввысь дном весь кабинет, это не принесло бы ему облегчения; он желал убежать отсюда — бежать и бежать не Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО оглядываясь, спрятаться где-нибудь, чтоб не созидать этих ясных голубых глаз, этого ненавистного, размеренного лица в обрамлении серебристых волос. Он ринулся к двери, опять схватил ручку и бешено затряс ее.

Но дверь не вожделела раскрываться. Гарри опять обернулся к Дамблдору.

— Выпустите меня, — произнес он. Его лупила большая Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО дрожь.

— Нет, — просто ответил Дамблдор.

Несколько мгновений они молчком смотрели друг на друга.

— Выпустите меня, — опять повторил Гарри.

— Нет.

— Если вы не... если вы будете держать меня тут... если не выпустите...

— Я никак не против того, чтоб ты и далее уничтожал мои вещи, — безмятежно произнес Дамблдор. — Пожалуй, их у меня очень Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО много.

Не сводя с Гарри взора, он обогнул стол и сел в кресло.

— Выпустите меня. — Сейчас глас Гарри звучал холодно и практически так же тихо, как у Дамблдора.

— Не ранее, чем ты меня выслушаешь.

— По-вашему... думаете, я желаю... по-вашему, мне есть какое-то... ДА МНЕ ПЛЕВАТЬ Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО, ЧТО ВЫ СКАЖЕТЕ! - заорал Гарри. — Я ничего не желаю слушать!

— Придется, — твердо произнес Дамблдор. — Так как ты и вполовину не так сердит на меня, как следовало бы. Если ты и впрямь на меня набросишься — а я чувствую, что ты уже недалек от этого, — мне хотелось бы сознавать, что я Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО заслужил это полностью.

— О чем это вы го...

— В погибели Сириуса повинет я, — раздельно произнес Дамблдор. — Точнее, приемущественно я — не стоит проявлять излишнее высокомерие и брать на себя всю ответственность полностью. Сириус был умным, отважным и энергичным человеком, а такие люди изредка соглашаются посиживать дома, в теплом местечке, когда Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО другим грозит опасность. Все же я желаю заявить для тебя со всей ответственностью, что в твоем вчерашнем путешествии в Отдел загадок не было ни мельчайшей нужды. Если б я был откровенен с тобой, Гарри — к огорчению, мне не хватило на это смелости, — ты уже давным-давно знал бы Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО, что Волан-де-Морт может попробовать приманить тебя в Отдел загадок, и не попался бы вчера на его удочку. И тогда Сириусу не пришлось бы отчаливать туда за тобой. Вина за это лежит на мне, и лишь на мне.

Рука Гарри как и раньше сжимала дверную ручку, но он уже Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО позабыл об этом. Он не сводил глаз с Дамблдора и, затаив дыхание, вслушивался в его слова, с трудом понимая их.

— Сядь, пожалуйста, — произнес Дамблдор. Это был не приказ, а просьба.

Гарри помешкал, потом медлительно пересек комнату, замусоренную серебряными зубцами и осколками дерева, и сел у стола напротив Дамблдора.

— Следует Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО ли осознавать это так, — раздался слева от Гарри неторопливый глас Финеаса Найджелуса, — что моего праправнука, последнего из Блэков, больше нет в живых?

— Да, Финеас, — ответил Дамблдор.

— Я в это не верю, — резко заявил тот.

Повернув голову, Гарри успел узреть, как Финеас покинул собственный портрет, и сообразил, что он отправился на Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО площадь Гриммо. Наверняка, он будет перебегать из картины в картину, ища Сириуса по всему дому...

— Я должен с тобой объясниться, Гарри, — произнес Дамблдор. — Мои ошибки — ошибки старенького человека. Ибо сейчас я вижу: все, что я сделал и чего не сделал по отношению к для тебя, несет Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО на для себя очевидную печать недочетов, связанных с годами. Юным не осознать, как задумываются и ощущают старики. Но старики повинны, если они запамятывают, что означает быть юным... а я в ближайшее время, похоже, стал это забывать...

Вставало солнце; его ослепительный оранжевый край уже появился над горами, и небо над ним было светлым Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО и тусклым. Солнечные лучи свалились на Дамблдора — на его серебряные брови и бороду, на глубочайшие морщины, избороздившие его лицо.

— Пятнадцать годов назад, — промолвил Дамблдор, — в первый раз лицезрев шрам на твоем лбу, я додумался, что он может значить. Я увидел в этом шраме символ глубинной связи Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО меж тобой и Волан-де-Мортом.

— Вы уже гласили мне об этом, доктор, — оборвал его Гарри. Он осознавал, что ведет себя грубо, но ему было все равно. Сейчас его вообщем не много что тревожило.

— Да, — виновно согласился Дамблдор. — Это, естественно, так, но, видишь ли... мне нужно начать с твоего шрама Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО. Ибо скоро после того, как ты опять возвратился в магический мир, стало ясно, что я был прав и шрам предупреждает тебя о близости Волан-де-Морта либо о том, что его обуревает какое-то сильное чувство.

— Знаю, — утомилось произнес Гарри.

— И эта твоя способность — чувствовать присутствие Волан-де-Морта Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО, даже если он прячется под чужой личиной, и знать, что он ощущает в минутки наисильнейших переживаний, — становилась все более и поболее очевидной по мере того, как Волан-де-Морт набирал силы, возвратившись в свое собственное тело.

Гарри даже не отдал для себя труда кивнуть — все это он знал и так.

— Со Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО временем, — продолжал Дамблдор, — я начал бояться, что Волан-де-Морт выяснит о существовании этой связи меж вами. И вправду — установилась минутка, когда ты так глубоко просочился в его сознание и мысли, что он ощутил твое присутствие. Я имею в виду ту ночь, когда ты стал очевидцем Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО нападения на мистера Уизли.

— Да, Снегг гласил мне, — пробормотал Гарри.

— Доктор Снегг, Гарри, — тихо поправил его Дамблдор. — Но разве ты не задавался вопросом, почему это растолковал для тебя не я? Почему не я взялся учить тебя окклюменции? Почему я много месяцев избегал твоего взора?

Гарри поднял глаза. Дамблдор смотрел на Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО него грустно и утомилось.

— Да, — тихо признался Гарри. — Да, меня это поражало.

— Видишь ли... я страшился, что недалек тот час, когда Волан-де-Морт попробует силой просочиться в твое сознание, чтоб управлять твоими идеями, и мне не хотелось еще раз подталкивать его к этому. Я был уверен: если он усвоит, что Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО нас связывает — либо когда-либо связывало нечто большее, чем обыденные дела меж учителем и учеником, он непременно захотит использовать тебя, чтоб шпионить за мной. Я страшился, что он обуяет тобой, подчинит тебя для себя. Думаю, я был прав, считая, что Волан-де-Морт попробует использовать тебя таким Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО макаром. В тех редчайших случаях, когда меж нами появлялся зрительный контакт, я замечал в глубине твоих глаз его призрачную тень...

Гарри вспомнил чувство, охватывавшее его в те мгновения, когда их взоры встречались: как будто дремлющая в нем змея поднимала голову, готовясь к броску.

— Как показала нынешняя ночь, Волан-де-Морт Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО желал завладеть тобой не ради того, чтоб убить меня; он желал убить тебя. Он внедрился в твое сознание на куцее время, рассчитывая, что я пожертвую тобой в надежде уничтожить его. Как видишь, сохраняя дистанцию меж нами, я пробовал защитить тебя, Гарри. Ошибка старенького человека...

Он глубоко вздохнул. Его слова практически Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО не задевали Гарри — месяц-другой вспять он выслушал бы их с большущим энтузиазмом, но сейчас все это не имело смысла по сопоставлению с сияющей пустотой, образовавшейся в его душе после утраты Сириуса, — все это уже ничего не значило...

— Сириус сказал мне, что в ту ночь, когда Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО пострадал Артур Уизли, ты ощутил, как в для тебя просыпается Волан-де-Морт. Я сходу сообразил, что мои худшие ужасы оправдываются: Волан-де-Морт додумался, что тебя можно использовать. Чтоб обезопасить твое сознание от вторжений Волан-де-Морта, я организовал уроки окклюменции у доктора Снегга.

Он сделал паузу. Гарри Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО не отрываясь смотрел на полированную поверхность директорского стола. По ней медлительно ползла граница солнечного света — вот ярко вспыхнула в его лучах серебряная чернильница с прекрасным красным пером... Гарри знал, что портреты вокруг не дремлют и пристально внемлют Дамблдора: иногда до него доносились шорох мантии либо чье-нибудь тихое покашливание. Финеаса Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО Найджелуса все еще не было на месте...

— Доктор Снегг нашел, — возобновил собственный рассказ Дамблдор, — что для тебя уже не 1-ый месяц снится некоторая дверь в Отделе загадок. Очевидно, желание услышать касающееся его предсказание преследовало Волан-де-Морта с тех пор, как он возвратил для себя тело. Когда он представлял для себя Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО эту дверь, она появлялась и в твоих снах, хотя ты и не осознавал смысла происходящего. А позже ты увидел Руквуда, который до собственного ареста работал в Отделе загадок; он произнес Волан-де-Морту то, о чем мы знали с самого начала, — что предсказания в Министерстве магии накрепко Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО защищены. Взять их с полки и не сойти при всем этом с разума могут только те, к кому они имеют непосредственное отношение. Таким макаром, Волан-де-Морт был должен или сам явиться в Министерство магии, рискуя в конце концов выдать себя, или вынудить тебя взять предсказание для него Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО. Потому умение защищаться при помощи окклюменции стало для тебя еще больше нужно.

— Но я так ничему и не научился, — пробормотал Гарри. Он произнес это вслух, надеясь хоть мало ослабить гнетущее чувство вины: наверняка, признание могло бы облегчить его тяжкое бремя. — Я не тренился, мне было все равно — я мог бы избавиться от Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО собственных снов, Гермиона всегда говорила мне, как это принципиально, и если б я ее послушался, то никогда не увидел бы, куда нужно идти, тогда и Сириус... тогда Сириус...

Что-то творилось в душе у Гарри — он ощущал, что должен оправдаться, разъяснить...

— Я желал проверить, правда ли он схватил Сириуса Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО, — я залез в кабинет Амбридж, побеседовал через камин с Кикимером, и он произнес, что Сириуса нет в доме, что он ушел!

— Кикимер солгал, — тихо растолковал Дамблдор. — Ты не его владелец, и за эту ересь ему даже не нужно было себя наказывать. Кикимер желал, чтоб ты отправился в Министерство Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО магии.

— Так он... он нарочно послал меня туда?

— Да. Боюсь, что Кикимер уже много месяцев служил не только лишь собственному легитимному владельцу.

— Как это? — озадаченно спросил Гарри. — Ведь он никогда за много лет не покидал площади Гриммо!

— Кикимер использовал собственный шанс намедни Рождества, — объяснил Дамблдор. — Помнишь, как Сириус

кликнул ему «вон Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО»? Он изловил Сириуса на слове и воспринял это как приказ покинуть дом. И отправился к единственному члену семьи Блэков, который еще внушал ему почтение, — а конкретно к кузине Блэка Нарциссе, сестре Беллатрисы и супруге Люциуса Малфоя...

— Откуда вы все это понимаете? — спросил Гарри. Сердечко его забилось Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО очень стремительно. Голова закружилась. Он вспомнил, как удивлялся необычному отсутствию Кикимера в рождественские празднички, вспомнил, как эльф опять нашелся на чердаке...

— Кикимер сам сказал мне об этом вчера вечерком, — ответил Дамблдор. — Услышав твое таинственное предостережение, доктор Снегг додумался, что во время обморока ты лицезрел Сириуса в плену в Отделе загадок. Как и Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО ты, он немедля попробовал войти с Сириусом в контакт — меж иным, у членов Ордена Феникса есть более хорошие средства сообщения, чем камин в кабинете Долорес Амбридж... Доктор Снегг нашел, что Сириус, целый и невредимый, находится на площади Гриммо. Но после того, как ты не возвратился из Запрещенного леса Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО, куда вы пошли совместно с Амбридж, доктор Снегг забеспокоился. Ему стало ясно, что ты как и раньше считаешь Сириуса пленником Волан-де-Морта, и он сразу оповестил об этом нескольких членов Ордена. — Дамблдор подавил тяжкий вздох и продолжал: — Когда он вышел на связь, в нашей штаб-квартире Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО были Аластор Грюм, Нимфадора Тонкс, Кингсли Бруствер и Римус Люпин. Они все тотчас проявили желание лететь к для тебя на помощь. Доктор Снегг настоял на том, чтоб Сириус остался в штабе, — моего возникновения там ожидали с минутки на минутку, и кто-либо был должен сказать мне о последних событиях Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО. Сам же доктор Снегг тем временем собирался выискать тебя в Запрещенном лесу.

Но Сириус не мог кинуть тебя в неудаче. Он повелел Кикимеру поведать мне о происшедшем, а сам покинул дом прямо за остальными членами Ордена. Скоро после чего на площади Гриммо появился я, и эльф, смеясь до колик, поведал Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО мне, куда отправился Сириус.

— Означает, он хохотал? — глухо спросил Гарри.

— Да, хохотал, — подтвердил Дамблдор. — Дело в том, что Кикимер не мог выдать все наши секреты. Он не заходит в число Хранителей Потаенны Ордена, и Малфои не узнали от него ни четкого адреса нашего штаба, ни наших планов на будущее Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО — разглашать все это ему запрещено. Как хоть какой эльф-домовик, он связан со своим владельцем магическими узами и не может нарушить его прямой приказ. Но он все таки сказал Нарциссе сведения, очень ценные для Волан-де-Морта, — Сириус не воспретил ему гласить об этих вещах, так как считал Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО их очень уж явными.

— Что вы имеете в виду? — спросил Гарри.

— К примеру, то, что у Сириуса не было никого на свете дороже тебя, — тихо ответил Дамблдор. — А еще — что Сириус стал тебе кем-то вроде отца и брата в одном лице. Естественно, Волан-де-Морт уже знал, что Сириус состоит Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО в Ордене и что для тебя понятно, где он находится, но информация, приобретенная от Кикимера, посодействовала ему осознать, что ради спасения Сириуса Блэка ты готов пойти на хоть какой риск и преодолеть любые трудности.

Губки у Гарри онемели и плохо слушались.

— Означает... когда я вчера спросил Кикимера, дома Сириус Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО либо нет...

— Малфои — непременно, по наущению Волан-де-Морта — повелели ему отыскать метод скрыть от тебя факт присутствия Сириуса в доме после того, как он привидится для тебя в Отделе загадок. Кикимера предупредили: если ты решишь проверить, дома ли Сириус, он должен притвориться, что владельца нет. Вчера Кикимер поранил Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО Клювокрыла, и в то время, когда ты появился у их в очаге, Сириус вылечивал гиппогрифа наверху.

Гарри точно не хватало воздуха: он дышал стремительно и прерывисто.

— И Кикимер поведал вам об этом... и хохотал? — выжал из себя он.

— Он не желал мне гласить, — ответил Дамблдор, — но я сам хорошо владею Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО легилименцией и умею распознавать ересь, так что я... вроде бы это сказать... уверил его открыть мне всю правду, после этого тоже поторопился в Отдел загадок.

— А Гермиона... — шепнул Гарри, и его прохладные руки, лежащие на коленях, сами собой сжались в кулаки, — Гермиона еще уговаривала нас быть с Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО ним поласковее...

— Она была совсем права, Гарри, — произнес Дамблдор. — Когда мы сделали дом номер двенадцать на площади Гриммо своим штабом, я предупреждал Сириуса, что к Кикимеру следует относиться с мягкостью и почтением. Не считая того, я произнес ему, что Кикимер может быть для нас небезопасен. Не думаю, что Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО Сириус принял мои слова серьезно: он никогда не считал Кикимера существом, чьи переживания могут быть настолько же глубокими, как людские...

— Не смейте... инкриминировать его... Сириуса... в том, что он... — У Гарри сперло дыхание и слова не выговаривались как надо, но улегшийся было гнев вспыхнул опять: Дамблдор не имеет права Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО критиковать Сириуса! — Кикимер лжец... подлый обманщик... он заслужил...

— Кикимер такой, каким его сделали волшебники, Гарри, — произнес Дамблдор. — Да, он заслуживает жалости. Его существование было таким же беспросветным, как у твоего компаньона Добби. Кикимер не мог не повиноваться последнему уцелевшему представителю рода Блэков, но он не был предан Сириусу по-настоящему. И Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО сколь бы большой ни была вина Кикимера, Сириус и пальцем не пошевелил, чтоб облегчить его участь...

- НЕ СМЕЙТЕ Инкриминировать СИРИУСА! - люто выкрикнул Гарри.

Он уже опять вскочил на ноги, пылая яростью, — он был готов ринуться на Дамблдора, который совершенно не осознавал Сириуса, не знал, каким он был храбрым, как много Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО мучился...

— Как насчет Снегга? — выпалил Гарри. — О нем вы почему-либо молчите! Когда я произнес ему, что Волан-де-Морт схватил Сириуса, он только ухмыльнулся с издевочкой, как обычно...

— Ты же знаешь, Гарри: Снегг обязан был притвориться перед Долорес Амбридж, что не воспринимает твоих слов серьезно Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО, — твердо произнес Дамблдор. — И я ведь уже растолковал для тебя, что он со всей вероятной поспешностью

передал Ордену то, что услышал от тебя. Конкретно он додумался, где необходимо тебя находить, когда ты не возвратился из Запрещенного леса. И конкретно он отдал доктору Амбридж поддельную сыворотку правды, когда она допрашивала тебя с целью Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО узнать местопребывание Сириуса.

Гарри пропустил эти резоны мимо ушей: проклиная Снегга, он ощущал ожесточенное удовольствие, которое как будто облегчало терзающее его чувство вины, и ему хотелось, чтоб Дамблдор согласился с ним.

— Снегг... Снегг глумился над Сириусом за то, что ему не разрешали выходить... обзывал его трусом...

— Сириус был довольно Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО взрослым и умным, чтоб не заострять внимания на пустые издевки, — произнес Дамблдор.

— Снегг не стал давать мне уроки окклюменции! — огрызнулся Гарри. — Он вышвырнул меня из собственного кабинета!

— Мне это понятно, — веско произнес Дамблдор. — Снова повторю: я жалею, что не взялся учить тебя сам, хотя в ту пору я был Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО уверен, что нет ничего опаснее, чем открывать твое сознание Волан-де-Морту в моем присутствии...

— Из-за Снегга все стало только ужаснее, после его уроков мой шрам всегда болел посильнее... — Гарри вспомнил, что гласил ему Рон, и слова полились из него безудержным потоком: — Почем вы понимаете, что он Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО не пробовал посодействовать Волан-де-Морту, облегчить ему доступ в мое...

— Я доверяю Северусу Снеггу — просто произнес Дамблдор. — Но я запамятовал — вот для тебя еще одна ошибка старенького человека, — что бывают раны, которые не способно залечить даже время: уж очень они глубоки. Я задумывался, что доктор Снегг сможет преодолеть свою ненависть Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО к твоему папе... но я ошибся.

— Но это вас не трогает, да? — выкрикнул Гарри, игнорируя осуждающие гримасы и неодобрительное бормотание портретов на стенках. — Означает, Снеггу можно непереносить моего отца, а Сириусу Кикимера — нельзя?

— Сириус не не мог терпеть Кикимера. Он считал его слугой, не достойным ни энтузиазма, ни повышенного Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО внимания. Равнодушие и пренебрежение нередко приносят еще больше вреда, чем открытая неприязнь... фонтан, который мы сейчас разрушили, гласил неправду. Мы, волшебники, очень длительно унижали и оскорбляли собственных братьев, а сейчас пожинаем плоды...

— ПО-ВАШЕМУ, СИРИУС ПОЛУЧИЛ ПО ЗАСЛУГАМ, ДА? — завопил Гарри.

— Я этого не гласил, и Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО этого ты от меня никогда не услышишь, — хладнокровно сделал возражение Дамблдор. — Сириус не был жесток — к эльфам вообщем он относился полностью миролюбиво. А вот Кикимера не обожал, так как Кикимер был живым напоминанием о доме, который Сириус не мог терпеть всей душой.

— Да, не мог терпеть! — Глас у Гарри Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО сорвался. Он оборотился спиной к Дамблдору и пошел сам не зная куда. Сейчас комнату уже заливал броский солнечный свет; глаза всех портретов были устремлены на Гарри, а он шагал, ничего не видя, не сознавая, что делает. — Вы держали его взаперти в доме, который он не мог терпеть, — вот почему вчера Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО он не сумел там остаться...

— Я пробовал спасти Сириусу жизнь, — тихо ответил Дамблдор.

— Людям не нравится, когда их запирают! — люто бросил Гарри, оборачиваясь к нему — Вы и со мной поступили так же — помните, прошедшим летом?

Дамблдор опустил веки и закрыл лицо длиннопалыми руками. Но даже этот необыкновенный жест Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО, говорящий или о печалься, или о нескончаемой вялости, или еще о кое-чем неизвестном, не смягчил Гарри. Напротив, его еще более взбесило то, что Дамблдор проявляет признаки беспомощности. Он не имел права быть слабеньким, когда Гарри хотелось рвать и метать, осыпая его упреками.

Через несколько секунд Дамблдор отнял от Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО лица руки и поглядел на Гарри через свои очки-половинки.

— Пожалуйста, сядь, Гарри, — произнес он. — Настало время сказать для тебя то, что я был должен сказать 5 годов назад. На данный момент ты узнаешь все. Я прошу у тебя только 1-го — незначительно терпения. Когда я закончу, буйствуй на здоровье... я не стану тебя Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО останавливать, делай, что хочешь.

Некое время Гарри еще сверлил его взором, потом снова сел на стул напротив Дамблдора и приготовился слушать.

Дамблдор посмотрел в окно на залитые солнцем луга, позже опять на Гарри и начал:

— 5 годов назад ты, Гарри, прибыл в Хогвартс живым и здоровым, как я возлагал надежды Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО и рассчитывал. Вобщем... не совершенно здоровым. Ты перенес много страданий. Я знал, что так будет, когда оставлял тебя на пороге дома твоих дяди и тети. Знал, что обрекаю тебя на 10 тяжелых, мучительных лет.

Он помедлил. Гарри молчал.

— Ты можешь спросить — и у тебя есть на то предпосылки, — почему я Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО так поступил. Почему было не дать тебя на усыновление в какую-нибудь семью волшебников? Многие согласились бы на это с радостью и почли бы за счастье и огромную честь воспитать тебя как отпрыска.

Мой ответ такой: сначала я желал сохранить для тебя жизнь. Пожалуй, я один Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО знал, какая большая опасность для тебя грозит. Волан-де-Морт был побежден несколько часов вспять, но его сторонники — а многие из их практически также ужасны, как их предводитель, — все еще оставались на свободе, лютые, отчаянные и кровожадные. Вприбавок, принимая решение, я был должен учитывать перспективы на будущее. Веровал ли я Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО в то, что Волан-де-Морт пропал навечно? Нет; я не знал, 10, 20 либо 50 лет пройдет до его возвращения, но был уверен, что в какой-то момент он возвратится, а еще, зная его как никто, был уверен, что он не успокоится, пока не уничтожит тебя.

Я знал, что зания Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО Волан-де-Морта в области темной магии более пространны, чем у хоть какого другого из сейчас живущих волшебников. Знал, что даже мои самые сложные и массивные защитные чары навряд ли уберегут тебя, если он возвратит для себя всю былую силу.

Но мне была ведома и слабость Волан-де-Морта Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО. И я принял решение: тебя защитит старая мистика, о которой он знает, которую презирает и которую всегда до этого недооценивал — для себя на горе. Я имею в виду, естественно, то, что твоя мама пожертвовала собой ради твоего спасения. Она отдала для тебя такую надежную защиту, какой он и представить для себя Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО не мог, и она до настоящего времени тебя бережет. Таким макаром, я решил положиться на материнскую кровь. И я отнес тебя к ее сестре, так как других родственников у нее не осталось.

— Она меня не любит, — здесь же воткнул Гарри. — Ей наплевать...

— Но она приняла тебя, — оборвал его Дамблдор. — Да Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО, без охоты; да, скрепя сердечко, с горечью и даже гневом, но приняла — и таким макаром закрепила наложенные мною чары. Благодаря жертве твоей мамы кровные узы сделались самой могучей защитой, какую я мог для тебя дать.

— Я все-же не...

— Пока ты называешь своим домом тот, где обитают родственники Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО по крови твоей мамы, Волан-де-Морт не причинит для тебя вреда - он не может даже пальцем тебя тронуть. Он пролил ее кровь, но она как и раньше живет в для тебя и в ее сестре. Ее кровь стала твоей хранительницей. Пускай ты возвращаешься туда только раз в году Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО, но покуда ты еще можешь именовать это место домом, покуда ты принадлежишь ему, Волан-де-Морт ничего для тебя не сделает. Твоя тетя знает об этом. Я все растолковал в письме, которое оставил у нее на крыльце рядом с тобой. Она знает, что, взяв тебя под свою крышу Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО, сохраняла для тебя жизнь в протяжении последних пятнадцати лет.

— Погодите, — произнес Гарри. — Погодите минуту. Он выпрямился на стуле, в упор смотря на Дамблдора.

— Так это вы прислали ей громовещатель. Вы повелели ей не забывать... это был ваш глас...

— Я поразмыслил, — Дамблдор немного наклонил голову, — что ей стоит напомнить Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО о договоре, который оон скрепила, приняв тебя в семью. Я подозревал, что нападение дементора откроет ей глаза на угрозы, связанные с содержанием в доме такового приемного отпрыска.

— Так оно и вышло, — тихо подтвердил Гарри. — Точнее... больше всех разозлился дядя. Он желал выбросить меня на улицу, но здесь пришел громовещатель, и Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО она... она произнесла, что я должен остаться. — Он уткнулся взором в пол, позже добавил: — Но какое отношение это имеет к...

Он не мог вынудить себя произнести имя Сириуса.

— Итак, 5 годов назад, — опять заговорил Дамблдор, точно его и не прерывали, — ты прибыл в Хогвартс — может, и не таковой счастливый и упитанный, каким Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО я желал бы тебя созидать, зато живой и поболее либо наименее здоровый. Ты был не изнеженным небольшим царевичем, а самым обыденным мальчиком — чему, с учетом всех событий, можно было только ликовать. До сего времени все шло согласно моему плану.

А позже... вобщем, ты не ужаснее меня помнишь Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО то, что вышло на первом году твоего обучения в Хогвартсе. Ты потрясающе ответил на брошенный для тебя вызов и очень скоро — еще быстрее, чем я мог предугадать, — очутился лицом к лицу с Волан-де-Мортом. И опять выжил. Не достаточно того — ты отсрочил возвращение Волан-де-Морта во всей полноте Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО его могущества. Это был подвиг, достойный взрослого мужчины. Не могу выразить, как я тобой гордился.

Но у моего восхитительного плана был один недочет, — продолжал Дамблдор. — Недочет полностью тривиальный — и уже тогда я осознавал, что из-за него все может пойти насмарку. Все же, сознавая, как принципиально, чтоб Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО мой план увенчался фуррором, я произнес для себя, что не позволю этому недочету его убить. Я один мог предупредить крах — как следует, я один был должен проявить силу. И это стало моим первым испытанием, когда ты лежал в больничном крыле, ослабевший после схватки с Волан-де-Мортом.

— Я не понимаю, о Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО чем вы гласите, — произнес Гарри.

— Помнишь, как ты спросил меня, почему Волан-де-Морт пробовал уничтожить тебя, когда ты был еще ребенком?

Гарри кивнул.

— Как, по-твоему, следовало мне тогда ответить? Гарри посмотрел в его голубые глаза и промолчал, но

его сердечко опять пустилось галопом.

— Ты до сего Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО времени не видишь недочета в моем плане? Нет... наверняка, нет. Что ж... Как для тебя понятно, тогда я решил не отвечать. Одиннадцать лет, произнес для себя я, — это очень рано для таковой откровенности. У меня ранее и в идей не было раскрыть секрет, когда для тебя будет всего одиннадцать. Я страшился Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО, что бремя этого познания станет тебе нестерпимым.

Но еще в ту пору мне следовало увидеть кое-какие небезопасные симптомы. Я был должен спросить себя, почему меня так не много встревожило то, что ты уже задал мне вопрос, на который — я знал это — мне когда-нибудь придется дать страшный ответ Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО. Было надо признаться для себя, что я очень радовался способности промолчать хотя бы в тот денек... Ты был еще молод, очень молод.

Итак, начался 2-ой год твоей учебы в Хогвартсе. И опять ты повстречался с трудностями, которые по плечу не каждому взрослому волшебнику, и опять преодолел их Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО с таким фуррором, о каком я и не грезил. Правда, ты не повторил собственного вопроса о том, почему Волан-де-Морт оставил у тебя на лбу эту метку. Да, естественно, мы обсуждали твой шрам... мы подошли очень, очень близко к запрещенной теме. Почему я тогда не сказал для тебя все Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО?

Что ж... мне казалось, что для такового разговора двенадцать — это, в конце концов, чуть ли намного лучше одиннадцати. Я позволил для тебя уйти — кровавому, измученному, но радостному — и, почувствовав слабенький укол совести при мысли о том, что было надо во всем для тебя признаться, просто и стремительно успокоил сам себя. Ты Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО был еще так молод, и я не мог отыскать внутри себя сил попортить денек твоего торжества...

Сейчас понимаешь, Гарри? Сейчас ты видишь недостаток в моем расчудесном плане? Я угодил в ловушку, о которой знал заблаговременно и которую обещал для себя обойти — был должен обойти!

— Я не Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО...

— Ты был очень дорог мне, — просто произнес Дамблдор. — Твое счастье было для меня важнее, чем твое познание правды, твое душевное равновесие — дороже моего плана, а твоя жизнь — ценнее тех жизней, которыми, может быть, пришлось бы расплатиться за провал этого плана. Другими словами, мое поведение было конкретно таким, какого Волан-де-Морт Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО всегда ждал от болванов, способных обожать.

Думаешь, я оправдываюсь? Да разве у хоть какого другого на моем месте — а ведь ты и представить для себя не можешь, как внимательно я за тобой смотрел, — хватило бы духу причинить для тебя новейшую боль в дополнение к уже перенесенным тобою страданиям Глава 37 УТРАЧЕННОЕ ПРОРОЧЕСТВО? Какое мне было дело до безымянных, безликих людей и иных созданий, которые могли погибнуть в туманном будущем, если тут и на данный момент ты был живой, здоров и весел? Я никогда не грезил о том, что у меня на руках окажется такое волшебство.


glava-38-vtoraya-vojna-nachinaetsya.html
glava-38-zhestokaya-i-laskovaya-pamyat-3-glava.html
glava-38-zhestokaya-i-laskovaya-pamyat-8-glava.html