ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава

- Только недолго, - проворчала Белинда, кивая Сириусу.

- На данный момент! – недовольно откликнулась Нарцисса на реплику подруги.

Лили стояла в стороне и ощущала себя круглой дурочкой. В считанные секунды из объекта осады, на который было ориентировано все его притягательность, она перевоплотился в мебель. Уйти в гостиную либо подождать? Шли, вроде, совместно. Уйти либо ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава остаться?

Меж тем Сириус приблизился к Нарциссе, что-то ей произнес. Позже кивнул в сторону Лили. Слизеринка обернулась и скользнула по ней флегмантичным взором, как по пустому месту. Гриффиндорке Нарцисса и ранее не в особенности нравилась, сейчас же… Выскочка! Папенькина дочурка! Прекрасная, богатая. Да в ней же ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава ничего увлекательного, а самомнения и спеси!.. Лили с неприязнью поглядела на даму и не поверила своим очам. Как они поменялись. Оба. Она никогда ранее денька не лицезрела у Сириуса Блэка таковой ухмылки. И Нарциссу таковой не лицезрела. Та, видимо, говорила Сириусу что-то смешное, при всем этом так задористо ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава смеясь, что не заразиться ответным весельем было нереально. Правда, Лили оно не впечатлило. Сириус же расхохотался. Слов не было слышно, Нарцисса дергала Сириуса за галстук, еле говоря через хохот. Он всегда переспрашивал и тоже хохотал. Лили разозлилась совсем. Все! Хватит стоять здесь столбом. Она уйдет. И в Хогсмит никакой ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава не пойдет. Пусть он не веселится. Ишь ты, какой самодовольный. Весь мир для него? Да?

Она развернулась уйти, но здесь Белинда яростно окрикнула.

- Нарцисса, у нас спецкурс начался пятнадцать минут вспять!!!

- Иду! – откликнулась та и сделала шаг к подруге. – Какие у тебя планы на вечер?

- Никаких! – Сириус тоже отступил ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава.

Женщина как и раньше держала его галстук, пропуская межу пальцами, а позже ухватилась за самый кончик.

- Может, погуляем сейчас?

- Идет.

- Тогда после ужина. Как для тебя?

Он пожал плечами и здесь же кивнул в символ того, что время ему подходит. Она выпустила желто-красный галстук, и, развернувшись, ринулась догонять Белинду.

Сириус ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава направился к Лили. Таковой одухотворенности в его взоре она еще не лицезрела.

- Извини, - рассеянно проговорил он. – Идем?

- Ты же произнес, что пойдешь в Хогсмит с девченкой из Пуффендуя. Так?

- Так.

- А сейчас идешь гулять с Нарциссой.

- Ну, и…

- Хорошо. Это не мое дело.

- Лили, это не то, что ты ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава думаешь. Мы с Нарциссой друзья. У нас общее детство, общие интересы…

Лили просто кивнула. Но как ей захотелось иметь человека, с которым бы ее столько связывало. Одна. Только подруги, но, на самом деле дела, всегда одна. Девочка-заучка, как обычно говорили. Что, любопытно, Поттер в ней выглядел?

А ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава назавтра был поход в Хогсмит. Неловкость, неправильность. Но позже… Было, и правда, забавно. Лили ранее никогда близко с ними не общалась. Да, они совместно обучались, но проводить вкупе учебное время и свободное – различные вещи. И ее ожидал сюрприз. Ну, если с Сириусом все было понятно: он, казалось, мог развеселить даже фонарный ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава столб, то остальная часть компании изумила. На пуффендуйку Лили внимания не направляла, а вот мальчишки… Питер оказался … странноватым. Складывалось воспоминание, что у него нет собственного представления. Во всяком случае, он никогда его не высказал. Этакий бычок на веревочке. Куда все, туда и он. А Рем оказался очень ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава увлекателен. Было в нем что-то. Эта его ухмылка на проделки Блэка. Так улыбаются расшалившемуся ребенку. Он казался как-то старше их всех. А Джеймс… Джеймс Поттер как будто воды в рот набрал. Лили не могла поверить, что он способен так длительно молчать. Весь опыт ее наблюдения за этим ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава субъектом указывал на то, что у него рот не запирается – так он привык быть в центре внимания, а вот сейчас молчал.

Лили не очень понимала, какой смысл был ее приглашать, если он так и собирался всю дорогу изображать из себя глухонемого. А позже Блэк потащил всех гулять в парк, и ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава там как-то разбрелись кто куда. Рем прихватил Питера и отправился глядеть что-то. Лили так и не разобрала, что - как-то непонятно Рем озвучил их объект наблюдения. У Сириуса в один момент развязались все шнурки. При этом, когда тормознули его подождать, стало понятно, что шнурков у ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава него много и развязываются они тотчас после завязывания. В конце концов, его девченка пообещала, что они догонят, и Джеймс с Лили остались наедине. Они молчком шли по аллее, смотря под ноги.

- А я записался на Маггловедние, - в конце концов, произнес Джеймс.

- Правда? И для чего?

- Просто. Любопытно стало. А еще ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава…

И потекло. Правду молвят: «Вначале было слово». Через полчаса, они уже над кое-чем забавно смеялись. Через час Джеймс накинул на ее плечи свою куртку, а через два часа он неуверенно взял ее за руку».

Так началась новенькая жизнь Лили Эванс. В одночасье она перевоплотился в даму 1-го ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава из самых узнаваемых мужчин в школе. Это было особенно и любопытно. Джеймс оказался очень милым и внимательным. А все его прошлые выпендривания – очевидными попытками скрыть свою неловкость и стеснение в ее присутствии. Через какое-то время Лили сообразила, что у нее в первый раз появился близкий человек. Дорогой человек, который ее ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава соображает, наверняка, любит. Во всяком случае, хлопочет. А еще у нее появились истинные друзья. С Питером она, правда, так и не сблизилась толком. Было в нем что-то отталкивающее и настораживающее: слабость и безволие. Это пугало. А вот Рем оказался воистину находкой. Но это уже отдельная история ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава. А еще рядом всегда был виновник всех этих перемен. Неунывающий мальчик с задористой ухмылкой. Си-ри-ус Блэк. Человек, который так и остается запрещенной мечтой. Нескончаемой темой для мыслей: «А что было бы, если б…»

Лили в очередной раз оборотилась на ставшей вдруг очень неловкой кровати.

***

Ремус Люпин посиживал на ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава первой парте в кабинете Трансфигурации и болтал ногами в воздухе. У окна спиной к нему стояла Фрида Забини. Они повстречались, чтоб обсудить некий организационный вопрос. Не очень принципиальный, чтоб ради него собираться в свое личное время, но… они повстречались. Эти странноватые встречи происходили все почаще. Ремус не осознавал их ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава значения. Естественно, о кое-чем додумывался, но чтоб поверить?!! Нет! Вот и на данный момент разговор был издавна окончен, а он не уходил. Так как она тоже осталась. Последние минут 10 прошли в гробовом молчании. Ремус изучал свои башмаки, Фрида – пейзаж по ту сторону окна.

- Как там Сириус? – нарушила ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава она наступившую тишину.

Они не гласили об этом с того момента, когда Фрида покинула госпиталь, оставив Сириуса и Ремуса в компании мадам Помфри. И вот сейчас она спросила. Вправду ли она желала выяснить ответ либо просто не выдержала тишины, парень не знал, а как следует, замялся с ответом.

- Непринципиально… У него ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава повреждений очень много. К тому же утрата крови большая была.

- Ты забрал его из госпиталя.

- Да, - немного удивленно проговорил он.

- Не удивляйся. Сестра Люциуса обучается на моем факультете. Она лицезрела вас.

- У Малфоя есть сестра?

- Да. Премилое создание. Ее зовут Мариса.

Люпин удивленно покачал головой. Уж вот чего он ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава не знал…

- Как у него дело с боевым духом? – свернула Фрида разговор в нейтральное русло. Видимо, ей не хотелось гласить о Люциусе.

Люпин какое-то время молчал, а позже негромко проговорил:

- Плохо. Он… переживает. И главное, неясно, как посодействовать этому. И вообщем…

Он споткнулся, так как ее рука скользнула в ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава рукав его мантии и лаского погладила запястье. Когда она успела подойти? Ремус ощутил стршную неловкость. Что она делает?

- Поцелуй меня, Рем, - раздался совершенно рядом ее глас.

Парень поднял потрясенный взор и нервно сглотнул. Что ответить в таковой ситуации? Он не может. Он… Он… Но ничтожные резоны разума становились все ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава тише. Парень неуверенно подался вперед, отчаянно надеясь, что сделает все верно. Забавно признаться, но это был его 1-ый поцелуй.

Фрида не стала дожидаться окончания его моральной борьбы и осторожно задела его губ своими. Застенчивый и ласковый поцелуй. Воздушный. Невесомый. В нем не было страсти, не было томления, не ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава было… любви. И вот поэтому Ремус сообразил, что может его принять. Он обнял даму и осторожно притянул к для себя. Да. Он не должен. Дела – это доверие. Он не может доверять, но Фрида, казалось, понимала все сама.

Когда она, в конце концов, отстранилась, он поразился одухотворенности в ее взоре ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава. Пропала стрессовость последних дней, пропала какая-то загнанность и настороженность. Женщина протянула руку и нежно задела его волос.

- Мальчишка–загадка, - негромко проговорила она.

Его взор здесь же стал настороженным. Женщина провела кончиками пальцев по его виску, скуле и задержалась на губках.

- В для тебя есть какая-то потаенна ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава.

Он дернулся что-то сказать, как-то это опровергнуть, но Фрида накрыла его губки ладошкой.

- Ш-ш-ш. Я не расспрашиваю тебя ни о чем. Я просто желаю попросить.

Их взоры повстречались.

- Я выйду замуж за того, кого назовет мой отец. Но это все будет после школы. А пока ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава… у меня остались несколько месяцев тут. Я не желаю жить Люциусом. Понимаешь? Я не желаю мыслить о нем. Я не желаю мучиться. Я желаю ПРОЖИТЬ эти месяцы. По-настоящему. Помоги мне?

Ремус ощутил, что сердечко побежало резвее. Посодействовать? Но… Хотя она сама произнесла, что не станет его ни ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава о чем расспрашивать. Никаких обязанностей. Как будто понарошку. Счастье взаем. Напрокат. Но… Разве так бывает? Ладошка соскользнула с его губ, и Фрида отступила на шаг, давая ему возможность все обмозговать. Ремус пристально смотрел на даму напротив. Странноватая она все-же.

- Почему конкретно я? – задал он резонный вопрос.

Фрида поглядела в ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава серо-зеленые глаза. Она длительно не могла осознать, что все-таки в этом юноше было не так. Обыденный ребенок. Таковой, как и все его ровесники. Пока несколько недель вспять не стала свидетельницей одной сцены. Она в тот денек шла на собрание старост и догнала шедших впереди гриффиндорцев. Алиса Джоли ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава по собственному обыкновению молчала, а Ремус Люпин что-то возражал Лили Эванс, которая тоже почему-либо шла рядом с ними.

- Рем, ну, пожалуйста. Это так просто.

- Лили, нет, - он резко обернулся к гриффиндорке и негромко произнес. - Я не желаю об этом даже слышать.

Фрида не сообразила, о чем шел ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава разговор, просто поразилась тогда твердости его голоса, а еще этот взор, обращенный на гриффиндорку. В нем было столько убежденности и решительности. Не понятно, чем все таки завершился их разговор, но лично Фрида не стала бы спорить с ним тогда.

А на собрании старост посиживал милый и мягенький парень с легкой ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава ухмылкой. Но Фрида уже сообразила, как он разноплановый человек. Чего только стоила эта моментальная настороженность во взоре, когда она заговорила о тайне. В тот миг от него повеяло угрозой. А еще была в нем… мудрость, которую фактически нереально было повстречать в таком молодом возрасте. Означает, что-то было в ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава его жизни. Что-то, заставившее рано повзрослеть. И придя к решению запамятовать Люциуса, Фрида не раздумывала над тем, кого она желает созидать рядом с собой в эти последние месяцы ЕЕ выбора. Позже – будет решение отца. А на данный момент она не желала обеспеченного балованного аристократа. Она желала быть рядом ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава с этим мальчуганом, чьи глаза так изредка улыбаются. Она не станет выпытывать его тайну. В этом был бы смысл, если б у отношений было будущее. А это все понарошку. Пусть его потаенна остается с ним. Ей тоже есть, что скрывать в уголках собственной души. Он не станет на ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава это посягать, в этом Фрида была уверена. И была еще одна причина. Идея, что тот, кто знает стоимость одиночеству, способен по достоинству оценить это куцее единение.

Но ничего этого Фрида, конечно, сказать не могла. Потому она просто пожала плечами на его вопрос и рассмеялась:

- Просто мне так захотелось.

Он тоже ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава улыбнулся. Таковой ответ был понятен и логичен. Фрида забавно закружилась по комнате. Ремус спрыгнул со стола и шагнул к ней. Он знал, что его удел одиночество. Но кто произнес, что у него не может быть отсрочки в несколько месяцев. Иллюзия обычной жизни. Судьба казнила его совершенно мальчиком, не оставив ничего ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава взамен. Так пусть же сейчас отступит. Он возьмет эти несколько месяцев у жизни взаем. Напрокат.

Ремус ловко перехватил кружащуюся даму и прочно обнял. Фрида уткнулась в его шейку. Он не сделал пробы ее поцеловать, и она улыбнулась этому. Конкретно то, что ей необходимо. Бдительность и осознание. То, чего ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава никогда не было в Люциусе. Фрида обняла юношу крепко-крепко. Им обоим необходимо еще многому научиться. Сначала, привыкнуть друг к другу в новеньком качестве. А на это оставалось не настолько не мало времени. Минуты неумолимо стекали с оконного стекла одна за другой. Капель. 1-ая вестница весны, которая ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава не будет ожидать, не будет соболезновать. Ей нет дела до обычных смертных.

***

Жизнь продолжала идти своим чередом, так же как и 100 годов назад. В стенках старенькой Школы как и раньше звучали звучные голоса, хохот, плач. Жизнь не замирала ни на минуту. И гулкой развеселой массе было невдомек, что вечерами светловолосый парень посиживал ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава на берегу старенького озера, смотря не то на старенькый искореженный корень многолетнего дуба, не то куда-то вовнутрь себя. А в музыкальной гостиной теми же вечерами появлялась молодая шестнадцатилетняя женщина, заставляя старенькый рояль рождать невиданные доныне мелодии и разносить их по замку в сердцах случайных слушателей. И не ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава достаточно кто замечал в наступивших сумерках, как юный темный пес стрелой летел от стенок замка, чтоб на какой-либо поляне свалиться без сил от вялости и отчаяния. А еще были два человека. Две пробы одурачить судьбу, выторговав у нее иллюзию счастья.

И над всем этим Время ткало ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава свое полотно, халатным жестом вплетая в него полосы судеб. Чьи-то нити не подходили друг дружке по тону, и Время их свирепо делило, чтобы сохранить прекрасный набросок Жизни, крепко сплетая другие нити с этой же целью. Время выделяло из их ровненькие, гладкие и обыкновенные, чтоб набросок был прекрасен и правилен ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава, а те, что были очень сложны и фактурны обрывались и выбрасывались за ненадобностью. И если б эти несколько подростков смогли узреть пугающе-великолепный узор, 1-ое что ринулось бы в глаза – нити их Жизней и Судеб поменяли собственный цвет. Из их пропал колер Надежды, и эта часть рисунка заполучила цвета Покорности, Целеустремленности ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава, Грубости, Веры и Одиночества. А еще все эти нити оказались… разной длины.

Вот только никому не дано было этого узреть. И в этом было счастье. Счастье в незнании.

ГЛАВА 39. Легкий шаг в неизвестность.

Счастье в незнании. Лично Гарри Поттер поспорил бы с этим утверждением. Он посиживал на диванчике в ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава гостиной и внимательно рассматривал пуговицу, ненавистную пуговицу, о которой никак не мог не делать мыслить. Было в ней что-то неверное. Во-1-х, само ее возникновение в кармашке джинсов, которые он надел в собственной комнате в доме Дурслей. Джинсы он не снимал нигде. Это факт. Кто-то ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава подсунул? Навряд ли. Как можно что-то неприметно подсунуть в штаны? Это не куртка – он бы ощутил. Ну и кому это необходимо? Шуточка? Странноватый шутник, который разбрасывается серебряными вещицами. А во-2-х… Гарри утомилось коснулся виска. Всякий раз, когда он пробовал размышлять об этом, начиналась стршная боль в голове ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава. Ах так на данный момент.

- Привет, у меня уже занятия закончились, - Кети неуверенно задела его плеча и, покраснев, присела рядом.

Парень упрятал пуговицу в кармашек. Незачем ей созидать. Хотя… может, он и неправ. Вдруг Кети дала подсказку бы что-то дельное? Вот только говорить ей отчего-то не хотелось. А кому ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава еще? У Рона, как назло, еще одно свидание. Но есть… Гермиона. Побеседовать с ней?

А вот и она сама спускается по лестнице. Правда, лицо у нее или печальное, или уставшее. Тормознула, нерешительно посмотрела на парочку (Гарри выругался про себя) и все таки направилась к ним. Парень вздохнул, стараясь выкинуть ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава из головы мысли о собственном дурном поведении с ней. Как иногда хотелось направить время назад! Что-то из произнесенного не сказать, из совершенного не сделать.

А Гермиона? Сама она решила спуститься в гостиную с жестким намерением исполнить «милую» просьбу Малфоя. Но чем далее отходила от порога своей комнаты, тем ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава наименее решительным становился ее шаг. Боевой задор и злорадство прошли, а в душу влезло колебание: как уговорить Гарри? Послушает ли он ее сейчас, с их-то отношениями… А, фактически говоря, что с их отношениями? Ведь они ссорились и ранее. При этом еще серьезней. В чем все ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава-таки разница? А разница в том, что они в первый раз поссорились из-за НЕГО.

Гермиона медлительно спускалась по лестнице, скользя рукою по перилам. Один шаг, другой. В один момент в голову пришла идея, что это – момент ее выбора: ОН либо Гарри. Стало очень некомфортно и тоскливо. Красноватые тона ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава гостиной заместо обыкновенной теплой радости вдруг показались цветами угрозы и зыбкости бытия. А ведь она в первый раз это увидела. Просто ранее она смотрела на окружающие предметы через призму первого воспоминания. Все эти годы каждый уголок Хогвартса воспринимался так же, как и в самый 1-ый раз. Так, к примеру, кабинет ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава Трансфигурации был для нее карим: серьезным и сдержанным; Чар – бирюзовым: легким и вдохновляющим; Зельеварения – серым: неприветливым и несправедливым.

В первый раз сейчас с утра Главный Зал заместо золотистого цвета благожелательности и радости пробрел колер печалься и обиды.

Гермиона вздохнула. Сами по для себя вещи поменяться не могли. Означает, признаем явное ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава - изменялось что-то в ней. Неуловимо и, главное, необратимо.

Гарри посиживал один, что-то разглядывая. Такая обычная картина: до боли знакомая поза, поворот головы, то, как он хмурится, пытаясь что-то осознать. Мальчишка, который стал частью ее 6 годов назад. Мальчишка, о котором все эти годы были ее мысли и волнения ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава. Мальчишка… Да, нет. Уже не мальчишка. Он вырос… очень вырос. При этом, сначала внутренне. Погибель Сириуса как будто вырвала из его жизни большой кусочек. Гарри как будто проскочил целый шаг взросления, сходу став старше на пару лет.

«Господи! Что я делаю?» - с страхом пошевелила мозгами Гермиона, стараясь спрятаться ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава от этого выбора, скрыться. Может, отложить все на позже? Может… Но нельзя. Она – взрослый человек. Не может же она всю жизнь скрываться. Гарри! Она выбирает Гарри. Никто никогда не сумеет занять его места в ее жизни. Женщина решительно развернулась и поднялась на одну ступень.

«…Блики пламени прыгают ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава по лицу и оголенным плечам светловолосого юноши…

… Поверь мне…»

Гермиона зажмурилась. Пора взрослеть. Пора решаться. Если жизнь избрала ее для этой роли… Что ж, так тому и быть.

Женщина вновь спустилась с лестницы и застыла на минутку, смотря на Гарри. Что все-таки сказать, как начать разговор? Произнесли бы ей несколько недель ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава вспять, что она будет беспокоиться перед разговором с Гарри Поттером… Забавно.

Здесь еще, как назло, к Гарри подсела Кети. «Вот уж кого меньше всего ожидали!» - сурово поразмыслила Гермиона. Но деваться было некуда. Тем паче Гарри поднял голову и увидел ее - пришлось решать решительные деяния.

Гермиона приблизилась к диванчику. Гарри ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава чуток улыбнулся ей, а ладонь Кети здесь же скользнула в его руку. Он автоматом сжал пальцы девицы. От Гермионы не укрылся этот жест. Кети очень старательно желала показать, кто тут, вправду, нежеланный гость. Но Гермионе было наплевать. Кое-где в глубине души появилось чувство того, что, пожелай она, Кети ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава была бы на данный момент где угодно, но только не рядом с этим юношей. Напряженный взор Гарри только подтверждал гипотезу. Он вопросительно приподнял бровь.

- Я желала побеседовать, - уверенно произнесла Гермиона.

- Естественно, - с готовностью отозвался Гарри, чуток пододвигаясь на диванчике.

Гермиона посмотрела на пятикурсницу и негромко произнесла:

- Наедине…

Кети возмущенно ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава вздохнула и оборотилась к Гарри. Парень какое-то время пристально смотрел в глаза Гермионы, а позже проговорил:

- Кет, прости. Мы недолго.

Девченка с ненавистью посмотрела на свою старосту и вскочила с места, рванув свою ладошку из рук Гарри.

- Кети, - решила исправиться Гермиона, больно уж жаль смотрелась ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава пятнадцатилетняя девчушка в собственном гневе, которой угрожал вырасти в слезы, - этот разговор касается Рона, и в нем не будет ничего личного. Просто это наш секрет.

Женщина резко обернулась и несколько секунд недоверчиво смотрела:

- Правда? – в конце концов, выговорила она.

- Я когда-нибудь тебя накалывала? – улыбнулась Гермиона.

Кети чуток нахмурилась. Гермиона, иногда строгая ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава и педантичная, вызывала у нее искреннее восхищение своим разумом, умением ладить со всеми студентами. Младшие курсы ее обожали, невзирая ни на что. Но рядом с симпатией и восхищением всегда жила ревность.

- Эй! – Гарри вновь изловил руку девицы и, когда она поглядела на него, подмигнул.

- Хорошо, - кивнула Кети. – Извини.

- Это ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава ты извини, - опять улыбнулась Гермиона.

Кети ушла. Гермиона присела на ее место и поглядела на Гарри.

- Прости, что попортила для тебя вечер.

Гарри сел в пол-оборота, опершись локтем о спинку дивана.

- Ничего. Я тоже желал извиниться за нынешнее. Я это… В общем…

- Забудь. Все в порядке.

- Знаешь ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава, ты, наверное, единственный человек, который умеет прощать. На твоем месте я бы уже издавна прибил меня либо Рона.

Эти слова принудили даму улыбнуться. Знал бы он, как нередко у нее появлялось схожее желание.

– Ты же… Мне время от времени кажется, что дай для тебя волю, ты простишь ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава кого угодно.

- Дайте мне точку опоры, и я переверну земной шар.

- Что?

- Ничего. Просто вспомнилась фраза Архимеда. Забавно. Человеку всегда чего-то не хватает. Кажется, можешь сделать все, но всегда не хватает некий малости.

- Да уж. Малости…

Наступила неудобная пауза. Гарри, чуток поморщившись, потер висок.

- Что с тобой?

- Ничего.

- Врешь ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава! – уверенно заявила Гермиона. – Я всегда вижу, когда ты врешь.

- Просто голова болит, всевидящая ты наша, - улыбнулся Гарри.

- Шрам? – испуганно шепнула Гермиона.

- Нет, - усталая ухмылка, - у меня бывают, знаешь ли, и обыденные симптомы, как у обычных людей.

- Гарри, - рассердилась женщина, - я не пробую сказать, что ты необыкновенный. Я волнуюсь.

- Все ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава в порядке. Хотя…

- Что? – Гермиона здесь же забыла о праведном гневе и вновь насторожилась.

- Я желал кое-что для тебя показать, - парень осмотрел людную гостиную. – Только не тут.

- Можно подняться ко мне, - здесь же предложила Гермиона и хлопнула себя ладонью по лбу, лицезрев ухмылку Гарри. О Кети она как ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава-то не поразмыслила.

- Хорошо. В другой раз. Давай гласи, что там с Роном.

- Ничего, - честно ответила Гермиона и на недоуменный взор юноши объяснила. - Я подло соврала Кети.

Гарри расхохотался. На их стали оборачиваться.

- Что тебя так развлекает?

- Гермиона, я тебя не узнаю. Не желаю сказать, что ты никогда не ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава врешь и все такое, но соврать, сказав: «Я тебя когда-нибудь накалывала?» Это на тебя непохоже. Это… Это.

Гермиона потянулась к диванной подушке. Плевать на его мигрень. На данный момент получит. Гарри поднял руки, сдаваясь.

- Хорошо. Молчу. Просто ты меня не перестаешь поражать. Так что там у тебя?

В ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава считанные секунды все поменялось. Уверенность Гермионы пропала на очах. Женщина нервно заправила за ухо прядь волос, для чего-то разгладила джинсы на коленях, поправила часы на руке. Гарри ощутил, что боль в голове становится посильнее. Это так непохоже на нее.

- Слушай, давай выкладывай, что случилось.

- Гарри, я… Понимаешь ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава, нам… - Гермиона и сама понимала, как несуразно звучит ее лепетание.

Гарри удивленно на нее поглядел:

- Что случилось? – повторил он.

- Не то чтоб что-то случилось… Это касается просьбы Дамблдора о примирении факультетов. Взор Гарри из просто настороженного стал очень настороженным.

- И… - негромко протянул он.

- В общем, я желала попросить тебя вести ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава спецкурс по полетам на метле для первокурсников, - на одном дыхании выпалила Гермиона и застыла в ожидании его реакции.

Гарри молчал длительно. Как Гермионе показалось, очень длительно. Напряженный взор зеленоватых глаз заставлял ее волноваться. Удивительно, не по привычке и некорректно. Ей ли страшиться этого взора? Сколько раз за эти 6 с излишним ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава лет она выводила его из себя. Звучно ссорились, забавно мирились. Все изменяется…

В конце концов, Гарри заговорил. Глас звучал глухо.

- Почему конкретно я? Я же не предводитель…

Логичный вопрос. И что это он таким умным стал?

- Ты лучше всех летаешь. К тому же ты – самый юный ловец ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава столетия. Сам же все понимаешь. Ну и малыши с наслаждением у тебя обучаться будут.

Ну, это она, пожалуй, загнула. Гарри не много кто от всей души обожал. Большая часть людей его просто страшилось. Парень вновь поглядел на неё – что за несуразная мысль? Выставлять себя на посмешище перед стайкой ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава первокурсников. Некстати вспомнилось 1-ое собрание знаменитой «Армии Дамблдора». В тот денек он желал придушить Гермиону за проявленную инициативу. И вот история повторяется. Но он не позволит себя в это втянуть. Опять наступить на те же грабли? Гарри вздохнул, очевидно собираясь отказать. Поглядел в коричневые глаза. Вспомнилось его недостойное поведение ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава, глуповатые слова, а еще вспомнилась ее одинокая фигура, поднимающаяся по каменной лестнице. Они уходили развлекаться в Хогсмит, а она оставалась. Оставалась одна. И это – тоже его вина. Гарри опять вздохнул. Он твердо знал, что пожалеет об этом. Обязательно пожалеет.

- Когда занятия? – хмуро поинтересовался он.

Гермиона облегченно вздохнула и признательно ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава накрыла его руку собственной.

- Спасибо. Я сообщу, когда занятие. Необходимо еще как-то выкроить время в расписании. К тому же так, чтоб были свободны все первокурсники. И еще…. Может, у тебя пожелания будут? – спохватилась она.

Гарри только с ухмылкой покачал головой. Какой инициативной занудой она иногда бывала. Самой восхитительной занудой на ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава свете.

- Мне, главное, чтоб это с тренировками не совпадало, - с ухмылкой проговорил он.

- Я составлю расписание, а ты его позже откорректируешь. И… шел бы ты спать. У тебя глаза красноватые.

- Да уж. Как у Волдеморта, - пошутил Гарри.

Гермиона обычно вздрогнула от его слов:

- Не гласи так, слышишь ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава! Никогда не смей так гласить.

- Извини.

- Не смей даже ассоциировать себя с этим….

Гарри с теплотой поглядел на нее. Она, пожалуй, единственный человек, который так очень верует в неплохую сторону каждого. Дай ей волю, она бы и для Волдеморта оправдание отыскала. Стоит только отлично попытаться.

- Гермиона, вы еще не окончили? – показавшаяся рядом ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава Джинни с энтузиазмом рассматривала их компанию.

- А что? – удивленно спросил Гарри.

- Да вот волнуюсь за нашу старосту. Похоже, еще пара минут, и Кети бросит сюда чего-нибудть взрывающееся.

Джинни забавно подмигнула Гермионе. Та в ответ немного улыбнулась.

- Брось, Джин. Кети милая, - негромко проговорил Гарри.

- Да кто же с ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава этим спорит? Мне просто самой Гермиона нужна.

- Ну, раз так… Отдыхай, хорошо? - Гермиона вновь осторожно задела его руки. - И… Спасибо.

Он чуток улыбнулся.

- Размеренной ночи, - проговорил он.

- И для тебя, - в один глас откликнулись девицы.

Они направились к лестнице мимо компании пятикурсниц. Кети проводила Гермиону недовольным взором.

- Для чего ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 3 глава ты это сделала? – негромко спросила Гермиона у Джинни.


glava-4-bazovij-kurs-ochisheniya-organizma-vladimir-sokolinskij-ponyatnie-metodi-ukrepleniya-zdorovya-dlya-zanyatih-i-razumnih.html
glava-4-bezopasnost-zhiznedeyatelnosti-na-predpriyatii-spk-solonci.html
glava-4-bivayut-dni-bez-fejerverka.html