ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава

- Прости, я не желал…

- Да я понимаю… Просто… Я с самого начала все знал, все осознавал. Она – единственная, кто никогда не задавал вопросов по поводу моего отсутствия раз за месяц. Она, наверняка, додумывалась, но ее это не пугало. Черт! Все могло быть по-другому. Вот только… Но я же сам ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава на это пошел. Я знал. Она из старого и обеспеченного рода. А я? Так…

Сириус сжал плечо друга. Он не знал, что сказать. Ему их дела казались необычными с самого начала. Ведь Фрида не могла запамятовать Люциуса. В этом Сириус был уверен. Она не могла скрыть эмоций, как ни старалась ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава. То, как она сжимала руку Рема, если Малфой оказывался вблизи, ее чрезмерное веселье в такие моменты. То, какие взоры она кидала на слизеринца, когда задумывалась, что никто этого не лицезреет… Может быть, другие не замечали, но Сириус сам был в схожей ситуации, потому ему были явны все ее уловки ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава и отчаянные пробы скрыть свои чувства. Сколько раз он сам ни с того ни с этого начинал радоваться тому что живешь, стоило завидеть Нарциссу. Он сделал выбор и шел до конца. Иногда хотелось вопить, понимая, что денек за деньком дает ей повод себя возненавидеть, но здравый смысл ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава давал подсказку, что так и должно быть. Как Сириус не мог терпеть собственный здравый смысл!

Фрида утопала в том же омуте. Но, если Сириус был с Эмили из-за удобства и безразличия ко всему, то Фрида от всей души симпатизировала Рему. Такие вещи приметны. Она беспрестанно одаривала его вниманием и заботой ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава. Как будто благодарила за что-то. Сейчас понятно за что.

- Ну, куда вы пропали? - Джеймс Поттер со счастливой ухмылкой приближался к друзьям.

Те, как по команде, нацепили веселые ухмылки.

- Да мы, фактически говоря, робко ждем, когда до нас дойдет очередь, а то к вам не пробиться, - Сириус спрыгнул со стола ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава и шагнул к другу. Прочно пожал ему руку, хлопнув по плечу. – Ну, как чувства?

Джеймс неопределенно передернул плечами и улыбнулся.

- Да подожди ты, он еще не сообразил, - Рем втиснулся меж Сириусом и Джеймсом и прочно сжал плечо жениха.

Джеймс помахал перед носом друзей левой рукою, показывая сверкающее ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава кольцо.

- Нууу… Он сейчас с нами и здороваться не будет, - протянул Сириус, отступая на шаг.

- Я же-нил-ся, - по слогам произнес Джеймс, обнимая друзей за плечи и притягивая к для себя, - представляете?

- Да ты что? Не может быть! – опешил Сириус. – А мы-то задумывались, почему носились, как угорелые, пару последних ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава месяцев.

- Точно! – схватил Ремус. – А, оказывается, у всего этого был смысл.

- Да ну вас, - миролюбиво протянул Джеймс. – Сейчас вы меня не достанете.

- Да мы завидуем, - успокоил Сириус друга, - вот и выпендриваемся. Лили-то одна такая.

- Точно! – Джеймс счастливо выдохнул. – А где Питер?

Сириус пожал плечами и, привстав ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава на цыпочки, стал оглядывать зал поверх голов друзей.

- Он себя непринципиально ощущал. Произнес, что отлучится… - откликнулся Рем.

- Жаль, - Джеймс осмотрел друзей. – Спасибо вам. Не знаю, чтоб я без вас делал?

- До сего времени бы издалече вздыхал об одной рыжеватой девчонке, - съехидничал Сириус.

Рем промолчал.

- Да ну тебя, - отмахнулся ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава Джеймс. – Я же серьезно.

- Знаю. Просто… на то мы и есть, чтоб всегда быть рядом и помогать в тяжелую минутку.

- И не только лишь в тяжелую, - откликнулся Рем.

Трое юных людей стояли, обнявшись, в углу банкетного зала. Дружба – одна из самых неразрешимых загадок на свете. Подстать любви. Появляется из ниоткуда и ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава остается навечно. Иногда сам не можешь ответить на вопрос, почему конкретно этому человеку ты можешь доверить самое драгоценное. Что в нем есть такое, чего нет в других? Дружба так же необъяснима, как и любовь. Ведь, если можешь разъяснить хоть одно из этих понятий, означает оно ненастоящее.

А эти недавнешние ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава мальчишки просто верили друг дружке, еще не зная, что 1-го из их скоро не будет в живых, а двое других растеряют эту самую веру. Окажется, что она была общей на всех. Никак не делилась, никак не разрывалась. И пропадет сходу у всех. Но пока они этого не знали, и ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава в этом было счастье.

- Все, ну вас. Дайте жену поцеловать, - Сириус вырвался из дружественных объятий и двинулся к центру зала.

- Эй! Сейчас только с моего разрешения! – возмутился свежеиспеченный супруг.

Сириус в ответ только рукою махнул.

- Ты лицезрел! – Джеймс поглядел на Рема. – Он к тому же отмахивается!

- Это он ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава разрешения попросил, - усмехнулся Люпин, - Я, кстати, тоже еще до жены никак не доберусь.

Лили стояла в окружении бессчетных гостей, слушая поздравления и комплименты. Про себя не утомлялась благодарить Рема за помощь. Она была счастлива. Да! Счастлива! Она сделала выбор в денек, когда Джеймс подарил ей кольцо. После чего сходу стало расслабленно ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава и тепло. Она права. Все очень просто замечательно. Она отыскала свое место в жизни. Это так… особенно. Вот сейчас они поедут в новый дом в Годриковой ложбине. Они с Джеймсом вкупе избрали его. Было так здорово выбирать мебель, какие-то финтифлюшки, привносить комфорт в семейное гнездышко. Она была счастлива ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава. Настроение малость омрачало то, что Петунья с супругом так и не пришли, но этого следовало ждать. В остальном же все было просто отлично. Джеймс. Милый, ласковый, рачительный. Он так весело нервничал. Лили ощущала волну нежности к собственному супругу. Супруг. Так удивительно.

- Дайте же мне, в конце концов ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава, жену поцеловать! - знакомый глас прозвучал у самого уха.

- Уже супругу! – оборотилась она к Сириусу, показывая кольцо.

- Да ты что? – притворно опешил он. – Ну-ка, ну-ка…

Взял ее за руку и поднес к очам, поворачивая и так, и так, чтоб блики света игрались на обручальном кольце.

- Слушай, правда. А я ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава и не увидел.

- Все поэтому, что вы с Джеймсом перемигивались всю церемонию, - приподняв бровь, произнесла она.

- Наблюдательная какая, - Сириус легонько коснулся губками теплой руки. – Для тебя, вообще-то, слезы счастья должны были все застилать.

Он отпустил ее руку.

- Они и застилали, - негромко произнесла Лили, - просто трудно было пропустить ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава момент, когда Джеймс, отвлекаемый тобой, ляпнул «да» словестно: «Они не ведают, что ожидает их далее, но готовы повстречать новый денек рука об руку…»

- А что для тебя не понравилось? Это гласит о том, что Джим все обмыслил.

- Сириус, на церемониях молвят только тогда, когда нужно подтвердить согласие.

- Да ну… Это скучновато ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава, - вынес вердикт парень.

Лили не сдержала ухмылку. Иногда казалось, что он никогда не повзрослеет, а иногда… что повзрослел очень рано. Он осторожно взял ее за плечи.

- Поздравляю. Вы заслуживаете счастья, - серьезно проговорил он.

- Счастья заслуживают все, - здесь же откликнулась Лили.

- Но не у всех хватает мозгов его оценить. Вы ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава смогли.

Он легонько поцеловал ее в щеку.

- Спасибо для тебя за все, - шепнула Лили.

Он сделал шаг вспять и подмигнул.

Лили ощутила, что слезы опять наворачиваются на глаза. Слезы счастья и светлой печалься. За плечом Сириуса мелькнул Рем. Очередной, достойный счастья. Почему судьба так несправедлива? Почему ей ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава и Джеймсу она отдала все, а друзьям принесла столько страданий? В тот денек она еще не знала, что ее счастье будет броским и ослепляющим, как будто вспышка. И таким же маленьким. И не поэтому, что они не сумеют его оценить либо удержать. Их самих просто не станет.

***

Нарцисса ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава Малфой посиживала в большущем кожаном в кресле в библиотеке поместья Малфоев. Она беспрестанно хмурилась и то и дело содрогалась от звуков по ту сторону окна. В саду что-то чинили либо перестраивали. Вообщем после погибели Эдвина тут все стало неуловимо изменяться. При этом зачинателем конфигураций был не легитимный наследник, а некоторый ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава государь, которого все называли не по другому как Черный Лорд, при этом только шепотом. Нарцисса не могла осознать схожей таинственности и детских забав. Ей было не ранее. Она… носила под сердечком малыша. Это было… странноватым, внезапным и… Она могла подбирать эпитеты до бесконечности. Ребенок Люциуса. Это было ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава странноватым вдвойне. Они были совсем чужими людьми, иногда встречаясь лишь на званых обедах либо торжествах. Он нередко пропадал вне дома. К тому же сейчас у него появился Черный Лорд. Нарцисса сначала пошевелила мозгами, что Люциус иронизирует, с детским благоговением отзываясь о нем. Оказалось, нет. Он вправду был слепо предан этому ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава противному человеку. Почему противному? Нарцисса не могла разъяснить толком. Просто… ощущала. С ней такое бывало. Какие-то предчувствия, которые не имеют под собой никакой базы, но от их никуда не денешься. В особенности на данный момент. Она уверяла себя в том, что мнительность характерна всем дамам в ее ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава положении. Но это не помогало. Почему? Да так как в ее жизни все перевернулось с ног на голову. У нее было авторитетное имя, красавчик супруг, положение в обществе. Воистину проще было перечислить то, чего у нее не стало. Этот список был еще короче. Она старалась себя в этом уверить. Очень старалась. Даже ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава по совету Марисы, которая прочитала это в маггловской книге по психологии, составила перечень всех плюсов и минусов ее положения. Плюсов вышло еще больше. В количественном выражении. Но как можно сравнить сотки дорогих костюмов с прогулкой по пляжу? Когда можно надеть, что хочешь, вести себя, как заблагорассудится. Когда никто ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава не оценивает твои деяния по меркам протокола.

Либо как можно сопоставить обеспеченного, но флегмантичного супруга с НИМ?!

Но об этом лучше не мыслить вообщем. Так как от схожих мыслей не хотелось жить. Этот один минус перевешивал все совместно взятые плюсы. Нарцисса считала, что время все излечит, поможет запамятовать синеглазую ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава мечту. Но время, видимо, глумилось. Время отшлифовало и отполировало его образ в сердечко до таковой степени, что из памяти стерлись все детские обиды, все, что не хотелось держать в голове. Остался только его образ, его запах, его руки, его губки. Время глумилось…На прошлой неделе в Косом переулке она увидела ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава ЕГО. Сердечко рванулось, подпрыгнуло и заколотилось в ушах. Только через пару секунд она сообразила, что это совершенно другой мужик. Просто тот же цвет волос и таковой же рост. Но это все было через пару секунд, которые показались целой жизнью. Пара секунд, когда хотелось все кинуть и окрикнуть, наплевав ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава на неразговорчивого мужчину, маячившего за левым плечом. Очередной «плюс» жизни миссис Малфой. С того времени, как выяснилось, что она ожидает малыша, ее всюду аккомпанировал этот человек. Нарцисса пробовала сказать Люциусу, что схожий спутник сам плохо отражается на ее состоянии. Была у него привычка в один момент оттирать ее в ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава сторону от людей либо появляться из ниоткуда, когда она просто гуляла в одиночестве. Она страшилась этого Смита. Но Люциус растолковал, что это наилучший телохранитель, которого можно было отыскать. На вопрос, для чего, она не получила ответа. Навязывался вывод, что Люциус очень хлопочет о будущем ребенке. Вот это-то и ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава настораживало.

В нем не было любви, в нем не было трогательной заботы. Она это ощущала. Тем непонятнее смотрелось его беспокойство об ее сегодняшнем состоянии. Это можно было бы списать на отцовские чувства. Вот только… Нарцисса не могла отвертеться от чувства, что Люциусу плевать на самого малыша. Он гласил о ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава нем, как о… Предмете? Вещи? Трудно обрисовать. Он откликался о будущем отпрыску как об очень ценном предмете. Вот и она туда же! Почему отпрыску? С чего он взял? Она на 5-ом месяце беременности, но почему Люциус гласит о отпрыску? Ведь никто не может этого знать? Даже волшебник не способен ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава предсказать волю природы. Если только не вмешаться в нее. Дама поежилась. Вот это-то и волновало. Тут все было странноватым от начала до конца. Начиная с неожиданной страсти жена, когда он, возвратившись с еще одного собрания, вдруг наведался в ее спальню. Само по себе это было не то чтоб ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава внезапным событием… Время от времени он про нее вспоминал. Иногда после какого-нибудь вечера, где большая часть парней, обычно, с восхищением откликались о красе и манерах миссис Малфой. Трудно сказать, что испытывал он в такие моменты. Быстрее это было ублажение мужского самолюбия. Он – единственный владелец дамы, которой восторгаются ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава. Но в ту ночь все было по-другому. Некий странноватый сияние в его очах, скованность движений. Как будто он… беспокоился. Это была очень особенно. На собственный счет его волнение она не воспринимала. Означает, дело в том, что он что-то замыслил?

Через некое время после той памятной ночи она сообразила ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава, что беременна. Что она испытала тогда? Трудно обрисовать. Потрясение, недоверие, сожаление и…удовлетворенность. Да, невзирая на то, что его папой стал постылый человек, она была рада. Той светлой радостью дамы, которая ощутил себя избранной. Она – даст жизнь другому человеку. Даст ему всю любовь, которой заполнено ее сердечко. Сделает его ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава счастливым… Спорный вопрос. Но тогда она об этом не задумывалась. А позже появился Люциус, который куда-то уезжал. Нарцисса, нервничая неясно от чего, сказала ему о собственном положении. Почему она нервничала? Просто кое-где в глубине души был ужас: вдруг он не захотит этого малыша, вдруг он ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава попробует вынудить ее избавиться.

Нарцисса готовилась к этому разговору как часов. Продумывала все до мелочей: что произнесет, как поглядит, где встанет. Даже наряд выбирала с особенной тщательностью. В схожем деле принципиальна любая деталь. К обеду спустилась совершенно новенькая Нарцисса. Серьезный наряд подчеркивал решимость ее взора. Люциус сходу подобрался, как ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава зверек перед прыжком. Была и такая особенность в их домашней жизни.

- Ты в порядке, милая? – с ухмылкой спросил он.

- Да, в полном, - Нарцисса тоже улыбнулась. – Желаю сказать для тебя важную новость.

Опять ухмылка, но сейчас в ней уверенность и спокойствие.

- У нас будет ребенок.

Застыла выжидательно. В ее позе все ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава выражало уверенность и непонятный протест: и поворот головы, и прямой взор, даже легкая ухмылка. На данный момент пробовать ее переубедить в чем-либо мог только самоубийца. Люциус оценил спектакль. Она изредка позволяла для себя схожее. Обычно просто пожимала плечами и соглашалась с его решением. Ей просто было все равно. А этот ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава ребенок важен. Очень важен. Люциус улыбнулся. Все шло по плану.

- Я знаю, милая.

- Знаешь? – во взоре появилось удивление.

- Да! Ты стала еще привлекательнее и нежнее. Сходу видно: дальнейшее материнство, - с ухмылкой отшутился он.

Нарцисса находилась в замешательстве. Почему он не опешил? Радости она и не ждала, напротив ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава, подразумевала, что он может отнестись негативно к этой анонсы. Но он должен быть удивлен.

Мужик пересек комнату и осторожно притянул ее к для себя, проведя ладонью по волосам.

- Мы назовем его Драко.

- С чего ты взял, что родится мальчишка? – она ощутила, что сердечко сжимает непонятный ужас.

Так не должно было ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава быть.

- Естественно, мальчишка. Наследник. Какой прок от девчонок? Они всегда идут на поводу у чувств. Не так ли, милая?

Так кропотливо приготовленная линия поведения рассыпалась в пыль. Нарцисса вырвалась из рук супруга и опрометью ринулась из обеденного зала.

С того времени прошло больше 3-х месяцев, но ужас ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава не отступал. Напротив он становился все осязаемее. Она пробовала уверить себя, что это плод ее фантазии. Но память упрямо подсовывала странноватое поведение Люциуса в момент близости с ней. Сейчас уже вспоминался его шепот. Нарцисса пошеркала виски: охваченные дымкой звуки скользнули по краю сознания и пропали. Очень стремительно, чтоб сложить их в ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава слова. Вобщем, как и всегда, когда она пробовала мыслить об этом. А еще не давала покоя его осведомленность и уверенность в том, что она носит под сердечком мальчугана. Драко. Мерлин, какое несуразное имя.

Нарцисса поднялась с кресла и прошлась по библиотеке. Поглядела в огромное окно. Нахмуренное вешнее утро ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава никак не улучшило ее настроения. Было тоскливо. Отлично хоть Мариса должна приехать. Она решила провести уикенд с мамой. Заодно обещала наведаться в дом брата. Кратковременно, но Нарцисса очень ожидала ее визита. Так как жутко было находиться в этом доме совершенно одной. Не с кем поделиться переживаниями, не с кем даже посоветоваться ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава. Она поведала Марисе в письме о том, что ее волновало. Ждала насмешек, но получила суровый ответ с обещанием приехать.

Нарцисса сняла с полки книжку по Фармацевтическим травкам, полистала. Вздохнула и поставила ее на полку.

Дверь распахнулась, и на пороге появилась Мариса, разрумянившаяся от холодной погоды, пахнущая дождиком ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава и ветром.

- Привет, - она шагнула к Нарциссе, раскрывая объятия.

- Здравствуй, - Нарцисса легонько поцеловала холодную щеку. – Ты навечно?

В голосе прозвучало столько надежды, что Мариса ощутила себя виновной.

- Нет, прости. Я на пару минут. Просто, если Люциус выяснит, что я приезжала…

- А что в этом такового? – не сообразила Нарцисса ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава.

Да! Брат и сестра не жаловали друг дружку. Но, на самом деле, Мариса тоже являлась легитимной наследницей этого имения и имела полное право тут находиться. Другое дело, что этой собственной преимуществом женщина предпочитала не воспользоваться.

- Я малость нелегально уехала из Хогвартса.

- Другими словами?

- Ну, понимаешь… Я не пищу домой. Я подделала вызов ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава Присцилы. Ни она, ни

Люциус не знают, что я не в Школе.

- Но… куда ты собралась?

- Меня пригласил Патрик… к для себя в гости. Мы проведем этот уикенд с ним в его доме во Франции.

- Мариса, для тебя только…

- Пятнадцать, - хладнокровно окончила женщина. – Знаю. Но я же не ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава говорю, что меж нами что-то будет.

- Мерлин! Естественно, будет. Вы будете вдвоем и… Если он попробует пользоваться ситуацией, - Нарцисса и сама ощущала, что ведет себя как зануда. Но очень дорога ей была эта девчушка. Хотелось уберечь. А к тому же забота о ней отвлекала от собственных мыслей.

- Нарцисса, сколько ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава раз ты оказывалась наедине с Сириусом?

Нарцисса ощутила, что дыхание перехватило, а щеки порозовели. Она так и не научилась оставаться флегмантичной при звуках его имени. Так как никто о нем не вспоминал, не считая нее.

- Он хоть раз пользовался ситуацией?

- Нет, - автоматом отозвалась Нарцисса.

- И Патрик не воспользуется. Если любит ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава. А если не любит. Что ж. Хоть узнаю.

Нарцисса опустила голову, рассматривая ковер у ног. Слова Марисы причинили боль. Боль, о которой она старалась запамятовать.

- Прости, - спохватилась женщина. – Я не желала. Я…

Нарцисса подняла голову.

- Ну что мне сделать, чтоб ты не дулась? – шепотом проговорила Мариса.

- Я не обижаюсь ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава, - через силу улыбнулась Нарцисса и здесь же сменила тему. – Если ты прячешься, то для чего приехала сюда? Никакой логики.

- Люциус бывает здесь раз в 100 лет, так что будем возлагать, что он меня не застанет. Ну и вообщем что он может мне сделать? Выслать после Хогвартса в какой-либо ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава закрытый институт? Либо выдать замуж против воли? Уж вот чего не выйдет. Он мне не отец! А Эдвин не успел бросить на этот счет никаких распоряжений.

- Мариса, если Люциус захотит…

- Нет! У тебя не было выбора. Ты не желала наносить удар по собственной семье. А у меня нет ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава обычной семьи! Присцила воспримет хоть какое мое решение. Ей все равно. А Люциус? Плевать, что он поразмыслит. Для меня принципиально твое мировоззрение. Но ты же не будешь мне мешать? Так ведь?

В сероватых малфоевских очах полыхнула надежда.

- Не буду, - с усилием улыбнулась Нарцисса.

Где был ее боевой задор пару лет ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава вспять? Почему она позволила перевоплотить в ад свою жизнь?

- Я выйду замуж за Патрика Делоре.

Нарцисса ничего не ответила. Этот уикенд расставит все на свои места. Пусть сама решит, а она поможет в любом случае.

- Так ты не ответила на вопрос, для чего приехала?

Веселость здесь же ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава слетела с лица Марисы, как по мановению магической палочки. Взор скользнул по округлившемуся животику Нарциссы. Потом Мариса повела себя и совсем удивительно. Круто развернулась и направилась к окну. Раздвинула томные портьеры и стала что-то рассматривать в утреннем тумане.

Нарцисса ощутила, что сердечко стало биться резвее. Не то, чтоб они придерживались ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава этикета в разговоре вместе. Но вот так очевидно игнорировать вопрос...

- Мариса! – резко окрикнула она.

Женщина вздрогнула и обернулась.

- Гласи! Я не верю, что ты сделала путь просто так! Даже не думай увиливать!

Мариса нервно подергала себя за рукав, поправила на пальце родовой перстень, поглядела на часы, потом в окно.

- Мариса ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава! – прошипела Нарцисса.

- Понимаешь, мне покоя не давали твои слова. Я выискала на этот счет что-то в книжках. И кое-что нашлось. Помнишь, я ездила домой несколько недель вспять. Итак вот. Я отыскала книжку. Я знаю, что не должна ее для тебя давать. Это некорректно, но ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава ты должна знать.

- Знать что? – негромко проговорила Нарцисса.

- Ребенок… Твой ребенок. Он… Но это можно поменять. Ты только сходу не беспокойся, хорошо?

- Мариса! Гласи толком!

- Да! Итак вот. Судя по тому, что ты поведала, этот самый Черный Лорд решил... Люциус… В общем там сказано, что так делают орудие.

- Какое ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава орудие? – Нарцисса постаралась, чтоб глас прозвучал тихо. Рано паниковать. Мариса мямлит что-то практически непонятное. Необходимо поначалу разобраться.

- Ну… Там так написано. Но все это фигня, Нарцисса. Я вот книжку привезла, - невпопад окончила Мариса и, путаясь в складках мантии, вынула потертую книжку. - Тут должен быть ее экземпляр, но Люциус убрал ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава от тебя, наверняка. Я не должна была. Просто…

Нарцисса взяла протянутую книжку. Приблизительно посреди лежала ярко-розовая закладка. Ярко-розовый указатель на ужасное предсказание. Она придавила ладонь к животику. Ребенок. Ее малыш… орудие? Этого просто не могло быть. Но ведь она ощущала.

Книжка оказалась тяжеленной. Очень тяжеленной. Либо ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава это просто ослабевшие пальцы с трудом могли ее удержать? Нарцисса положила ее на письменный стол. Наступила гробовая тишь. Обе девицы молчком смотрели на черную обложку. Она казалась наизловещей и загадочной.

- Может, все-же не стоило ее для тебя отдавать? – нарушила молчание Мариса.

- Стоило. Я должна знать, - Нарцисса и сама опешила спокойствию, прозвучавшему ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава в голосе. - Я должна знать, что они решают сделать с моим ребенком. И я желаю этому помешать.

Мариса с жалостью поглядела на подругу. Сил сказать, что они уже все сделали, не хватило.

- Для тебя пора, - улыбнулась Нарцисса. – Еще не хватало, чтоб тебя тут узрели.

Мариса неуверенно кивнула ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава и приблизилась обнять подругу.

- Ты в порядке? – тихонько проговорила она.

В ответ Нарцисса только улыбнулась и, протянув руку, заправила за ухо черные прядки. Отлично, что есть человек, который осознает, который хлопочет.

- Да. Давай, беги.

Мариса звонко чмокнула ее в щеку, а позже осторожно провела рукою по животу.

- Пока, племяш. Веди ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава себя отлично, - подняла взор на Нарциссу. - Не веруй тому, что тут написано. Да, ребенок обретет силу. Но это не означает, что он будет использовать ее во зло. Ведь все в твоих руках. Ты сможешь поменять его. Сделать не таким, каким желают они. Правда ведь?

Последняя фраза прозвучала ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава очень жалобно. Да, Мариса старалась гласить внушительно, но ей было всего пятнадцать, и она очень страшилась за подругу и еще не родившегося малыша.

- Кончено, я смогу. Мы совместно сможем, - улыбнулась Нарцисса. - Уходи.

Мариса снова ее поцеловала и резвым шагом направилась к двери. На пороге обернулась и ободряюще улыбнулась. Во всяком ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава случае, очень старалась, чтоб ухмылка смотрелась ободряющей, а она вышла ничтожной и печальной.

- Беги, - поторопила Нарцисса. - И не забудь эльфам сказать, что они тебя не лицезрели.

Мариса помахала рукою и умчалась. Наверное, снова забудет, и Люциус позже будет поминать ее почем напрасно пару недель. Нужно же так нарушать этикет: врываться ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава без приглашения, без предупреждения да еще никогда за все визиты не заверить уважение главе семьи, а появляться только в его отсутствие. Но в этом была вся Мариса. Чем старше она становилась, тем паче возмутительными, по воззрению брата, оказывались ее проделки. А ведь в их течет одна кровь. Но ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава более непохожих людей трудно было найти.

Нарцисса вздохнула и перевела взор на книжку. Она, как могла, оттягивала этот момент. Но не может же она вечно глядеть на закрывшуюся дверь библиотеки.

Книжка в черном кожаном переплете. Мягенькая и… ужасная. Нарцисса ощутила, как липкие щупальца первобытного кошмара сжимают сердечко. А ведь ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава она еще не прочитала ни строки. Почему она не пошевелила мозгами ранее наведаться к родителям. Этот экземпляр был у их в имении. Она помнила эту книжку с юношества. Правда, отец никогда не разрешал ее читать. Все бы ничего, но он взял с дочерей слово. Нарушить его Нарцисса не могла. И ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава вот сейчас книжка у нее.

Необходимо сесть, успокоиться. Она ощутила, что ребенок забеспокоился. Ее ребенок. Орудие? Неуж-то из-за книжки? Либо он просто ощутил ее ужас? Он с ней. Он впитывает ее мысли и переживания. Мариса права. Она сумеет.

Тонкие пальчики выглядели белоснежными на фоне темной обложки, когда ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава она потянулась открыть книжку. Она не будет читать все. Ее интересует место, отмеченное ярко-розовой закладкой.

Чем далее она читала, тем поглубже становилась морщинка на высочайшем лбу, тем судорожнее побелевшие пальцы сжимали край стола.

Когда Люциус вошел в библиотеку посреди денька, то застал свою супругу в необыкновенном для нее ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава состоянии. Странноватая бледнота, но это еще можно было списать на беременность. Но на беременность не спишешь покрасневшие от слез глаза и затравленный взор. Когда он лицезрел ее таковой в последний раз? Это было в тот денек, когда они избили Блэка в Школе. Тогда уже появлялась эта тоска ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава во взоре, как будто отобрали что-то драгоценное, околпачили, кинули, загнали в угол.

Но на данный момент почему? Снова ее несуразные ужасы?!

- Милая, ты в порядке?

Она вздрогнула от его слов и вздернула подбородок. Глаза небезопасно блеснули.

- Как ты мог? – ее глас был еле слышен, но от этого шепота ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава по спине побежали мурашки.

Люциус натужился.

- Милая, ты о чем?

Нарцисса встала из-за стола. Беременная дама должна смотреться трогательной и беззащитной. Лично Люциус бы поспорил с этим утверждением. Фурия, способная на все, чтоб сохранить дитя. Беременность сделала ее небезопасной. Очень небезопасной. Она не стала отвечать на его вопрос. Она ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава молчком хлопнула книжкой о крышку стола.

- Мариса, - негромко проговорил он. – Вот стерва.

- Не смей так о ней гласить!

- Я знаю, что это она. Мне сказали, что она была тут. К тому же откуда еще ты могла получить книжку?

- От тебя, к примеру. Я жду разъяснений!

- Разъяснений? – Люциус попробовал насмешливо рассмеяться ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава. Под этим взором вышло не прекрасно. – Каких разъяснений ты хочешь?

- Что ты сделал с моим ребенком?

- Я? Сделал? Милая, ты бредишь. Для начала этот ребенок не только лишь твой. И с ним все в порядке. Поверь.

- Я читала эту чертову книжку! – в голосе прорвались истерические ноты

- И зря! – резко откликнулся Люциус ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава. – Истериками ты ничего не исправишь. К тому же я не могу позволить для тебя рисковать ребенком. Он очень важен! Так что для тебя придется успокоиться по-хорошему. По другому…

Она не стала ожидать, что последует за этим жестким «иначе». Метнулась к нему разгневанной фурией и влепила гулкую пощечину. Люциус ГЛАВА 38. Жестокая и ласковая память. 8 глава от неожиданности дернулся. Нужно же. Ухитрился уступить в реакции беременной даме. Но здесь же исправился. Перехватил тонкие запястья и с силой сжал.


glava-4-boltovnya-chast-1.html
glava-4-budet-troe-zedi-smit.html
glava-4-chastotnie-urovni-i-tonkaya-organizaciya-materii-vvedenie-v-mnogomernuyu-anatomiyu-cheloveka.html