ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â

ГЛАВА 4


Потайная дверь издала сигнал, выведя Сьюзан из состояния грустной задумчивости. Дверь оборотилась до положения полного открытия. Через 5 секунд она вновь закроется, совершив вокруг собственной оси поворот на триста шестьдесят градусов. Сьюзан собралась ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â с идеями и шагнула в дверной просвет. Компьютер зафиксировал ее прибытие.

Хотя Сьюзан фактически не покидала шифровалку в последние три года, она не переставала восторгаться этим сооружением. Главное помещение представляло собой ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â большенную овальную камеру высотой в 5 этажей. Ее прозрачный куполообразный потолок в центральной части подымался на 120 футов. Купол из плексигласа имел ячеистую структуру — защитную сеть, способную выдержать взрыв силой в две мегатонны. Солнечные лучи, проходя ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â через этот экран, покрывали стенки ласковым узорчатым узором. Крохотные частицы пыли, пленницы сильной системы деионизации купола, простодушно устремлялись ввысь широкой спиралью.

Наклонные стенки помещения, образуя вверху широкую арку, на уровне глаз были фактически ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â вертикальными. Потом они получали вроде бы полупрозрачность, завершаясь у пола непроницаемой чернотой — поблескивающей темной глазурью кафеля, отливавшей жутковатым сиянием, создававшим какое-то тревожное чувство прозрачности пола. Темный лед.

В центре помещения из ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â пола торчала, подобно носу великанской торпеды, высшая часть машины, ради которой было построено все здание. Ее темный лоснящийся верх подымался на 20 три фута, а сама она уходила далековато вниз, под ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â пол. Собственной гладкой окружной формой она напоминала дельфина-косатку, застывшего от холода в схваченном морозом море.

Это был «ТРАНСТЕКСТ», компьютер, равного которому не было в мире, — шифровальная машина, засекреченная агентством.

Подобно айсбергу машина ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â скрывала девяносто процентов собственной массы и мощи под поверхностью. Ее секрет был спрятан в глиняних шахтах, уходивших на 6 этажей вниз; ее схожий на ракету корпус окружал лабиринт навесных лесов и кабелей, из-под ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â которых слышалось шипение фреоновой системы остывания. Генераторы понизу производили неизменный низкочастотный рокот, что делало акустику в шифровалке некий загробной, присущей миру призраков.

«ТРАНСТЕКСТ», подобно всем величавым технологическим достижениям, появился на ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â свет в силу необходимости. В 1980-е годы АНБ стало очевидцем революции в сфере телекоммуникаций, которой было предначертано навечно поменять весь мир разведывательной деятельности, — имеется в виду широкая доступность Веба, а если гласить конкретнее ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â — возникновение электрической почты.

Правонарушители, террористы и шпионы, которым надоело прослушивание их телефонов, с радостью повстречали это новое средство глобальной коммуникации. Электрическая почта соединила безопасность обыкновенной почты со скоростью телефонной связи. С ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â того времени как сообщения стали передаваться по подземным волоконно-оптическим линиям, а не при помощи радиоволн, они оказались на сто процентов защищенными от перехвата — такой по последней мере был план.

В ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â реальности перехват электрических писем, передвигаемых по Вебу, был детской забавой для технических гуру из АНБ. Веб не был сотворен, как считали многие, в эру домашних индивидуальных компов. Он появился 3-мя десятилетиями ранее ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â благодаря усилиям профессионалов из министерства обороны и представлял собой большенную сеть компов, призванных обеспечить безопасность правительственной связи на случай ядерной войны. Мастера Веба стали очами и ушами АНБ. Люди, занимавшиеся незаконной деятельностью с внедрением электрической ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â почты, стремительно удостоверились в том, что их секреты больше не являются их личным достоянием. ФБР, Налоговое управление, Агентство по борьбе с наркотиками и другие правоохранительные агентства США — при помощи опытнейших штатных ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â взломщиков — смогли арестовать и предать суду еще больше преступников.

Очевидно, когда юзеры компов в мире нашли, что южноамериканское правительство имеет широкий доступ к их электрической почте, раздались возмущенные голоса. Даже ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â те, кто использовал электрическую почту только для утехи, занервничали из-за вторжения в их личную жизнь. Корпоративные программеры в мире озаботились решением задачи безопасности электрической почты. В конце концов оно было найдено ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â — так родился доступный широкой публике метод кодировки.

Его концепция была настолько же ординарна, сколь и гениальна. Она состояла из легких в использовании программ для домашнего компьютера, которые зашифровывали электрические послания таким макаром, что они ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â становились полностью нечитаемыми. Юзер писал письмо, пропускал его через специальную программку, и на другом конце полосы адресат получал текст, на 1-ый взор не поддающийся чтению, — шифр. Тот же, кто перехватывал такое сообщение ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â, лицезрел на дисплее только маловразумительную бессмыслицу.

Расшифровать сообщение можно было только введя особый ключ — скрытый набор символов, действующий как ПИН-код в банкомате. Ключ, обычно, был достаточно длинноватым и сложным и ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â содержал всю нужную информацию об методе кодировки, задействуя математические операции, нужные для воссоздания начального текста.

Сейчас юзер мог посылать секретные сообщения: ведь если даже его послание перехватывалось, расшифровать его могли только те, кто знал ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â ключ-пароль.

АНБ сразу поняло, что появилась кризисная ситуация. Коды, с которыми столкнулось агентство, больше не были шифрами, что разгадывают при помощи карандаша и листка бумаги в клеточку, — сейчас это были ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â компьютеризированные функции запутывания, основанные на теории хаоса и использующие множественные символические алфавиты, чтоб конвертировать сообщение в полностью беспорядочный набор символов.

Поначалу применяемые пароли были достаточно маленькими, что давало возможность компьютерам АНБ их ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â «угадывать». Если разыскиваемый пароль содержал 10 символов, то компьютер программировался так, чтоб перебирать все композиции от 0000000000 до 9999999999, и в какой-то момент находил необходимое сочетание цифр. Этот способ проб и ошибок был ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â известен как применение «грубой силы». На это уходило много времени, но математически гарантировало фуррор.

Когда мир понял способности шифровки при помощи «грубой силы», пароли стали все длиннее и длиннее. Компьютерное время, нужное для их ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â «угадывания», растягивалось на месяцы и в конце концов — на годы.

К началу 1990-х годов ключи имели уже более пятидесяти символов, в их начали использовать весь алфавит АСКИ — Южноамериканского государственного стандартного кода ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â для обмена информацией, состоящего из букв, цифр и знаков. Число вероятных композиций приблизилось к 10 в 120-й степени — другими словами к единице со 120 нулями. Найти ключ стало настолько же математически нереально, как ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â отыскать подходящую песчинку на пляже длиной в три мили. Было подсчитано, что для удачной атаки на стандартный ключ самому резвому компу АНБ — секретнейшему «Крей-Джозефсону II» — будет нужно более девятнадцати лет. К тому ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â времени когда компьютер разгадает пароль и взломает шифр, информация, содержащаяся в послании, утратит всякую ценность.

Оказавшись в критериях подлинного разведывательного затемнения, АНБ выпустило секретную директиву, одобренную президентом Соединенных Штатов. Заручившись поддержкой федеральных фондов ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â и получив карт-бланш на все нужные меры для решения трудности, АНБ приступило к созданию неосуществимого — первой универсальной машины для вскрытия шифров.

Вопреки обширно всераспространенному воззрению о том, что таковой компьютер сделать ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â нереально, АНБ осталось верным собственному лозунгу: может быть все; на неосуществимое просто требуется больше времени.

Через 5 лет, истратив полмиллиона рабочих часов и практически два млрд баксов, АН Б вновь обосновало жизненность ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â собственного лозунга. Последний из 3-х миллионов микропроцессоров размером с почтовую марку занял свое место, все программное обеспечение было установлено, и глиняная оболочка наглухо заделана. «ТРАНСТЕКСТ» появился на свет.

Хотя создававшийся в обстановке ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â завышенной секретности «ТРАНСТЕКСТ» стал плодом усилий многих мозгов и принцип его работы не был доступен ни одному человеку в отдельности, он, в сути, был достаточно прост: огромное количество рук делают груз легким.

Три ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â миллиона микропроцессоров работали параллельно — считая с несусветной скоростью, перебирая все мыслимые композиции знаков. Надежда возлагалась на то, что шифры даже с самыми длинноватыми ключами не устоят перед исключительной напористостью «ТРАНСТЕКСТА». Этот многомиллиардный ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â шедевр использовал преимущество параллельной обработки данных, также некие скрытые заслуги в оценке открытого текста для определения вероятных ключей и взламывания шифров. Его мощь основывалась не только лишь на сногсшибательном количестве микропроцессоров ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â, но также и на достижениях квантового исчисления — зарождающейся технологии, позволяющей складировать информацию в квантово-механической форме, а не только лишь в виде двоичных данных.

Момент правды настал в одно непогожее октябрьское утро ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â. Провели 1-ый реальный тест. Невзирая на сомнения относительно быстродействия машины, в одном инженеры показали единодушие: если все микропроцессоры станут действовать параллельно, «ТРАНСТЕКСТ» будет очень массивным. Вопрос был только в том, как массивным ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â.

Ответ получили через двенадцать минут. Все 10 присутствовавших при всем этом человек в напряженном ожидании молчали, когда вдруг заработавший принтер выдал им открытый текст: шифр был взломан. «ТРАНСТЕКСТ» вскрыл ключ, состоявший из шестидесяти ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â 4 символов, за 10 с маленьким минут, в два миллиона раз резвее, чем если б для этого употреблялся 2-ой по мощности компьютер АНБ. Тогда бы время, нужное для дешифровки, составило 20 лет.

Производственное ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â управление АНБ под управлением заместителя оперативного директора коммандера Тревора Дж. Стратмора торжествовало победу. «ТРАНСТЕКСТ» себя оправдал. В интересах сохранения в тайне этого фуррора коммандер Стратмор немедля организовал утечку инфы о том, что проект закончился ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â полным провалом. Вся деятельность в крыле, где располагалась шифровалка, типо сводилась к попыткам зализать раны после собственного фиаско ценой в два млрд баксов. Правду знала только элита АНБ — «ТРАНСТЕКСТ» взламывал сотки ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â шифров раз в день.

В критериях, когда юзеры были убеждены, что закодированные при помощи компьютера сообщения не поддаются расшифровке — даже усилиями всевластного АНБ, — секреты потекли рекой. Наркобароны, шефы, террористы и люди ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â, занятые отмыванием преступных средств, которым надоели перехваты и прослушивание их переговоров по мобильникам, обратились к новому средству моментальной передачи сообщений по всему миру — электрической почте. Сейчас, считали они, им уже нечего было ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â бояться, представ перед Огромным жюри, услышать свой записанный на пленку глас как подтверждение издавна позабытого телефонного разговора, перехваченного спутником АНБ.

Никогда еще получение разведывательной инфы не было настолько легким делом. Шифры, перехваченные ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â АНБ, вводились в «ТРАНСТЕКСТ» и через несколько минутки выплевывались из машины в виде открытого текста. Секретов с этого момента больше не было.

Чтоб еще более усилить воспоминание о собственной некомпетентности, АНБ подвергло гневным нападкам программки ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â компьютерного кодировки, утверждая, что они мешают правоохранительным службам ловить и предавать суду преступников. Участники движения за штатские свободы торжествовали и настаивали на том, что АНБ ни в коем случае не должно ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â читать их почту. Программки компьютерного кодировки раскупались как жаркие пирожки. Никто не колебался, что АНБ проиграло схватка. Цель была достигнута. Все глобальное электрическое общество было обведено вокруг пальца… либо так ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â только казалось?


ГЛАВА 5


«Куда все подевались? — задумывалась Сьюзан, идя по пустому помещению шифровалки. — Ничего для себя чрезвычайная ситуация».

Хотя большая часть отделов АНБ работали в полном составе семь дней в неделю, по субботам в ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â шифровалке было тихо. По собственной природе математики-криптографы — непоправимые трудоголики, потому было неписаное правило, что по субботам они отдыхают, если только не случается нечто неожиданное. Взломщики шифров были самым ценным достоянием АНБ, и ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â никто не желал, чтоб они сгорали на работе.

Сьюзан поглядела на корпус «ТРАНСТЕКСТА», видневшийся справа. Шум генераторов, расположенных восемью этажами ниже, звучал сейчас в ее ушах необыкновенно устрашающе. Сьюзан ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â не обожала бывать в шифровалке в неурочные часы, так как в таких случаях постоянно ощущала себя запертой в клеточке с огромным зверьком из научно-фантастического романа. Она ускорила шаги, чтоб побыстрее оказаться в кабинете ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â шефа.

К кабинету для работы Стратмора, называемому аквариумом из-за стеклянных стенок, вела узенькая лестница, поднимавшаяся по задней стенке шифровалки. Взбираясь по решетчатым ступенькам, Сьюзан смотрела на громоздкую дубовую дверь ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â кабинета, украшенную символом АНБ, на которой был изображен могучий орел, терзающий когтями древную отмычку. За этой дверцей находился один из самых величавых людей, которых ей довелось знать.

Пятидесятишестилетний коммандер Стратмор, заместитель оперативного директора ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â АНБ, был для нее практически как отец. Конкретно он воспринимал ее на работу, конкретно он сделал АНБ для нее родным домом. Когда 10 годов назад Сьюзан поступила в агентство, Стратмор возглавлял Отдел развития ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â криптографии, являвшийся тренировочной площадкой для новых криптографов, криптографов мужского пола. Хотя Стратмор вытерпеть не мог выделять кого-нибудь из подчиненных, он с особенным вниманием относился к собственной единственной сотруднице. Когда его ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â винили в фаворитизме, он в ответ гласил чистую правду: Сьюзан Флетчер — один из самых способных новых служащих, которых он принял на работу. Это заявление не оставляло места обвинениям в сексапильном домогательстве, но как-то один ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â из старших криптографов по глупости решил проверить справедливость слов шефа.

В один прекрасный момент, в 1-ый год собственной работы в агентстве, Сьюзан заглянула в комнату новых криптографов за какими-то бумагами ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â. Уже направляясь к двери, она увидела свое фото на доске объявлений и чуть не лишилась эмоций. На фото она была изображена наклонившейся над постелью, в одних трусиках.

Как выяснилось, кто-то ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â из криптографов сосканировал фотографию из порножурнала и приставил к телу головы модели голову Сьюзан. Вышло даже очень правдоподобно.

К несчастью для того, кто это выдумал, коммандер Стратмор не отыскал в этой ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â проделке ничего смешного. Два часа спустя был издан ставший знаковым приказ:

^ СОТРУДНИК КАРЛ ОСТИН УВОЛЕН ЗА НЕДОСТОЙНЫЙ ПОСТУПОК

С этого денька никто больше не доставлял ей проблем; всем стало ясно, что Сьюзан Флетчер — любимица ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â коммандера Стратмора.

Но не только лишь юные криптографы научились уважать Стратмора; еще сначала собственной карьеры он был увиден начальством как человек, разработавший целый ряд неортодоксальных и в высшей степени удачных разведывательных операций. Продвигаясь по ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â служебной лестнице, Тревор Стратмор прославился умением сжато и сразу глубоко рассматривать сложнейшие ситуации. Он обладал практически сверхъестественной способностью преодолевать моральные затруднения, с которыми часто бывают связаны сложные решения агентства, и ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â действовать без угрызений совести в интересах всеобщего блага.

Ни у кого не вызывало колебаний, что Стратмор любит свою страну. Он был известен посреди служащих, он воспользовался репутацией патриота и идеалиста… добросовестного ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â человека в мире, сотканном из ереси.

За годы, прошедшие после возникновения в АНБ Сьюзан, Стратмор поднялся с поста начальника Отдела развития криптографии до 2-ой по значимости позиции во всем агентстве. Сейчас только один ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â человек в АНБ был по должности выше коммандера Стратмора — директор Лиланд Фонтейн, сказочный правитель «Дворца головоломок», которого никто никогда не лицезрел, только время от времени слышал, но перед которым все дрожали от испуга. Он ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â изредка встречался со Стратмором с глазу на глаз, но когда такое бывало, это можно было сопоставить с битвой титанов. Фонтейн был гигантом из гигантов, но Стратмора это будто бы не касалось ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â. Он отстаивал перед директором свои идеи со спокойствием хладнокровного боксера-профессионала. Даже президент Соединенных Штатов не решался кидать вызов Фонтейну, что не раз позволял для себя Стратмор. Для этого нужен был политический ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â иммунитет — либо, как в случае Стратмора, политическая индифферентность.

Сьюзан поднялась на верхнюю ступень лестницы. Она не успела постучать, как заверещал электрический дверной замок. Дверь открылась, и коммандер помахал ей рукою ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â.

— Спасибо, что пришла, Сьюзан. Я для тебя очень признателен.

— Не стоит благодарности. — Она улыбнулась и села напротив шефа.

Стратмор был большим коренастым мужиком, чье невыразительное лицо скрывало присущие ему решительность, напористость и постоянное рвение к ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â совершенству. Сероватые глаза сияли уверенностью, с которой смешивалась проф скрытность, но сейчас в их проглядывали беспокойство и нерешительность.

— У вас испуганный вид, — произнесла Сьюзан.

— Настали не наилучшие времена, — вздохнул Стратмор ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â. «Не сомневаюсь», — поразмыслила она.

Сьюзан никогда еще не лицезрела шефа настолько подавленным. Его редеющие седоватые волосы спутались, и даже невзирая на прохладу, создаваемую массивным кондюком, на лбу у него выступили капельки ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â пота. Его костюмчик смотрелся так, как будто он в нем спал. Стратмор посиживал за современным письменным столом с 2-мя клавиатурами и монитором в расположенной с боковой стороны нише. Стол был завален компьютерными распечатками ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â и смотрелся каким-то чужеродным в этом задернутом шторами помещении.

— Тяжелая неделя? — спросила она.

— Не тяжелей, чем обычно. — Стратмор пожал плечами. — Фонд электрических границ замучил неприкосновенностью личной жизни и переписки.

Сьюзан хмыкнула. Этот фонд ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â, глобальная коалиция юзеров компов, развернул массивное движение в защиту штатских свобод, сначала свободы слова в Вебе, разъясняя людям действительности и угрозы жизни в электрическом мире. Фонд повсевременно выступал против того, что называлось ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â им «оруэлловскими средствами подслушивания, имеющимися в распоряжении правительственных агентств», сначала АНБ. Этот фонд был для Стратмора неизменной головной болью.

— Не вижу ничего нового, — произнесла Сьюзан. — В чем все-таки чрезвычайность ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â ситуации, из-за которой вы вынули меня из ванной?

Какое-то время Стратмор вдумчиво надавливал на кнопки мышки, вмонтированной в столешницу письменного стола. После долгой паузы он в конце концов поглядел ей в глаза ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â и длительно не отводил взора.

— Назови мне самое огромное время, которое «ТРАНСТЕКСТ» затрачивал на взламывание кода.

Что за ересь! И ради этого он вызвал меня в субботу?

— Как сказать ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â… — Она заколебалась. — Несколько месяцев вспять к нам попал перехват КОМИНТ, на расшифровку ушло около часа, но там мы столкнулись с умопомрачительно длинноватым шифром — что-то около 10 тыщ бит.

— Около часа, говоришь? — хмуро ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â спросил он. — А что ты скажешь о проверках пределов памяти, которые мы делали?

Сьюзан пожала плечами.

— Ну, если вы имеете в виду и диагностику, то времени уходило больше.

— Насколько больше?

Сьюзан не понимала ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â, к чему клонит Стратмор.

— В марте я испробовала метод с сегментированным ключом в миллион бит. Ошибка в функции цикличности, сотовая автоматика и прочее. «ТРАНСТЕКСТ» все равно совладал.

— Время?

— Три часа. Стратмор ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â поднял брови.

— Целых три часа? Так длительно?

Сьюзан нахмурилась, почувствовав себя немного оскорбленной. Ее основная работа в последние три года заключалась в узкой настройке самого секретного компьютера в мире: большая часть программ, обеспечивавших феноменальное ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â быстродействие «ТРАНСТЕКСТА», была ее творением. Шифр в миллион бит чуть ли можно было именовать близким к реальности сценарием.

— Ладно, — процедил Стратмор. — Итак, даже в самых экстремальных критериях самый длиннющий шифр выдержал в «ТРАНСТЕКСТЕ ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â» около 3-х часов?

— Да. Более либо наименее так, — кивнула Сьюзан. Стратмор замолчал, как будто опасаясь сказать что-то, о чем ему придется пожалеть. В конце концов он поднял голову:

— «ТРАНСТЕКСТ ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â» натолкнулся на нечто непостижимое. — Он снова замолчал.

Сьюзан ожидала продолжения, но его не последовало.

— Больше 3-х часов?

Стратмор кивнул.

Она не смотрелась взволнованной.

— Новая диагностика? Чего-нибудть из Отдела обеспечения системной безопасности ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â?

Стратмор покачал головой:

— Это наружный файл.

Она ожидала чего угодно, но только не этого.

— Внешний файл? Вы не шутите?

— Если бы я шутил… Я поставил его вчера в одиннадцать 30 вечера. Шифр ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â до сего времени не взломан.

Сьюзан от изумления застыла с открытым ртом. Она поглядела на часы, позже на Стратмора.

— Все еще не взломан? Через пятнадцать с излишним часов? Стратмор подался вперед и ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â повернул к Сьюзан монитор компьютера. На черном поле сияло маленькое желтоватое окно, на котором показывались две строки:

^ ВРЕМЯ ПОИСКА: 15:09:33 Разыскиваемый ШИФР:

Сьюзан недоуменно смотрела на экран. Выходило, что «ТРАНСТЕКСТ» трудится над шифром больше пятнадцати часов ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â. Она отлично знала, что микропроцессор перебирает 30 миллионов паролей за секунду — 100 млрд в час. Если «ТРАНСТЕКСТ» до сего времени не отдал ответа, означает, пароль насчитывает более 10 млрд символов. Полнейшее безумие.

— Это ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â нереально! — воскрикнула она в конце концов. — Вы проверили сигналы ошибки? Может быть, в «ТРАНСТЕКСТЕ» какой-либо сбой и…

— Все в полном порядке.

— Но это означает, что пароль несусветной длины! Стратмор пожал плечами:

— Стандартный коммерческий ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â метод. Как я могу судить, пароль из шестидесяти 4 символов.

В полном недоумении Сьюзан поглядела в окно кабинета на видневшийся понизу «ТРАНСТЕКСТ». Она точно знала, что на таковой пароль уходит меньше 10 минут.

— Должно ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â ведь быть какое-то разъяснение.

— Оно есть, — кивнул Стратмор. — Тебя оно не обрадует.

— В «ТРАНСТЕКСТЕ» сбой?

— «ТРАНСТЕКСТ» в полном порядке.

— Вирус?

— Никакого вируса нет. Выслушай меня пристально, — попросил Стратмор ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â.

Сьюзан была ошеломлена. «ТРАНСТЕКСТ» еще никогда не сталкивался с шифром, который не мог бы взломать наименее чем за один час. Обычно же открытый текст поступал на принтер Стратмора за считанные минутки. Она посмотрела ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â на высокоскоростное печатное устройство сзади письменного стола шефа. В нем ничего не было.

— Сьюзан, — тихо произнес Стратмор, — с этим поначалу будет тяжело свыкнуться, но все таки послушай меня хоть минуту. — Он прикусил ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â губу. — Шифр, над которым работает «ТРАНСТЕКСТ», уникален. Ни с чем схожим мы еще не сталкивались. — Он замолчал, как будто подбирая нужные слова. — Этот шифр взломать нереально.

Сьюзан поглядела на него и чуть не ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â рассмеялась. Нереально? Что это должно означать? Такового понятия, как шифр, не поддающийся взлому, не существует: на некие из их требуется больше времени, но хоть какой шифр можно вскрыть. Есть математическая гарантия, что ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â в какой-то момент «ТРАНСТЕКСТ» найдет подходящий пароль.

— Простите?

— Шифр не поддается взлому, — произнес он безучастно. Не поддается? Сьюзан не могла поверить, что это произнес человек, 20 семь лет работавший с ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â шифрами.

— Не поддается, сэр? — с трудом произнесла она. — Как же принцип Бергофского?

О принципе Бергофского Сьюзан выяснила еще в самом начале собственной карьеры. Это был краеугольный камень способа «грубой силы». Конкретно этим ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â принципом вдохновлялся Стратмор, приступая к созданию «ТРАНСТЕКСТА». Он недвусмысленно говорит, что если компьютер переберет достаточное количество ключей, другими словами математическая гарантия, что он отыщет верный. Безопасность шифра не в том, что нельзя отыскать ключ, а ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â в том, что практически у всех людей для этого нет ни времени, ни нужного оборудования. Стратмор покачал головой:

— Это шифр совсем другого рода.

— Иного рода? — Сьюзан смотрела на него вопрошающе. Невзламываемый ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â шифр — математическая абракадабра! Он это отлично знает!

Стратмор провел рукою по вспотевшему лбу.

— Этот шифр есть продукт нового типа шифровального метода, с таким нам еще не приходилось сталкиваться.

Эти слова ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â повергли Сьюзан в еще большее смятение. Шифровальный метод — это просто набор математических формул для преобразования текста в шифр. Арифметики и программеры каждый денек выдумывают новые методы. На рынке их сотки —PGP, DifTie-Hellman ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â, ZIP, IDEA, Е1 Gamal. «ТРАНСТЕКСТ» раз в день без заморочек взламы-вает эти шифры. Для него все шифры смотрятся идиентично, независимо от метода, на базе которого сделаны.

— Не понимаю, — произнесла она. — Мы же ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â говорим не о реверсии какой-нибудь сложной функции, а о грубой силе. PGP, Lucifer, DSA — не принципиально. Метод делает шифр, который кажется полностью стойким, а «ТРАНСТЕКСТ» перебирает все варианты, пока не ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â находит ключ.

Стратмор ответил ей тоном учителя, терпеливого и умеющего держать себя в руках:

— Да, Сьюзан, «ТРАНСТЕКСТ» всегда отыщет шифр, каким бы длинноватым он ни был. — Он выдержал длинноватую паузу. — Если только…

Сьюзан желала ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â что-то сказать, но сообразила, что сейчас-то Стратмор и подорвет бомбу. Если только — что?

— Если только компьютер соображает, взломал он шифр либо нет.

Сьюзан чуть ли не упала ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â со стула.

— Что?!

— Может случиться так, что компьютер, обнаружив подходящий ключ, продолжает поиски, вроде бы не понимая, что отыскал то, что находил. — Стратмор смотрел на нее отсутствующим взором. — Я полагаю, у этого метода ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â меняющийся открытый текст.

Сьюзан затаила дыхание.

1-ое упоминание о меняющемся открытом тексте в первый раз появилось в позабытом докладе венгерского математика Джозефа Харне, изготовленном в 1987 году. Ввиду того что компы, действующие ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â по принципу грубой силы, ищут шифр методом исследования открытого текста на предмет наличия в нем известных словосочетаний, Харне предложил шифровальный метод, который, кроме шифрования, повсевременно видоизменял открытый текст. На теоретическом уровне неизменная мутация ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â такового рода должна привести к тому, что компьютер, атакующий шифр, никогда не отыщет известное словосочетание и не «поймет», отыскал ли он разыскиваемый ключ. Вся эта концепция кое-чем напоминала идею колонизации Марса — на умственном ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â уровне полностью осуществимую, но в текущее время выходящую за границы человечьих способностей.

— Откуда вы взяли этот файл? — спросила она. Коммандер не торопился с ответом:

— Автор метода — личное лицо.

— Как же ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â так? — Сьюзан откинулась на спинку стула. — У нас понизу работают наилучшие программеры в мире! И мы нашими совместными усилиями даже близко не подошли к математической функции меняющегося открытого текста. А вы желаете ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â сказать, что некий панк с компьютером выдумал, как это сделать?

Стратмор заговорил тише, очевидно желая ее успокоить:

— Я бы не именовал этого парня панком.

Но Сьюзан его не слушала. Она была ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â убеждена, что должно найтись какое-то другое разъяснение. Сбой. Вирус. Все, что угодно, только не шифр, не поддающийся взлому.

Стратмор сердито поглядел на нее.

— Этот метод сделал один самых сверкающих мозгов в криптографии.

Сьюзан пришла ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â в еще большее смятение: самые блестящие мозги в криптографии работают в ее отделе, и уж она-то наверное хоть чего-нибудть услышала бы об этом методе.

— Кто? — требовательно произнесла она.

— Уверен, ты ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â догадаешься сама, — произнес Стратмор. — Он не очень любит Агентство государственной безопасности.

— Какая уникальность! — насмешливо парировала Сьюзан.

— Он участвовал в разработке «ТРАНСТЕКСТА». Он нарушил правила. Из-за него чуток было ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â не произошел полный крах нашей разведки. Я его изгнал.

На лице Сьюзан на мгновение мелькнуло недоумение. Она побледнела и шепнула:

— О Боже…

Стратмор утвердительно кивнул, зная, что она додумалась.

— Он целый год хвастался, что разрабатывает ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â метод, непробиваемый для грубой силы.

— Н-но… — Сьюзан споткнулась, но здесь же продолжила: — Я была уверена, что он блефует. Он вправду это сделал?

— Да. Создатель последнего шифра, который никто ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â никогда не взломает.

Сьюзан длительно молчала.

— Но… это означает…

Стратмор поглядел ей прямо в глаза:

— Да. Энсей Танкадо только-только преобразовал «ТРАНСТЕКСТ» в старую рухлядь.


ГЛАВА 6


Хотя Энсей Танкадо еще не родился, когда шла ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â 2-ая глобальная война, он кропотливо изучал все, что было о ней написано, — в особенности о кульминации войны, атомном взрыве, в огне которого сгорело 100 тыщ его сограждан.

Хиросима, 6 августа 1945 года, 8.15 утра. Акт свирепого ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â поражения. Нечуткая демонстрация силы государством, уже добившейся победы. С этим Танкадо смог примириться. Но он не сумел примириться с тем, что этот взрыв лишил его способности познакомиться с своей мамой. Произведя ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â его на свет, она погибла из-за осложнений, вызванных радиационным поражением, от которого мачалась многие годы.

В 1945 году, когда Энсей еще не родился, его мама вкупе с другими добровольцами поехала в Хиросиму ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â, где работала в одном из ожоговых центров. Там она и стала тем, кого жители страны восходящего солнца называют хибакуся — человеком, подвергшимся облучению. Через девятнадцать лет, в возрасте 30 6 лет, она лежала в родильном ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â отделении поликлиники, страдая от внутреннего кровотечения, и знала, что погибает. Она не знала только того, что погибель освободит ее от еще большего кошмара: ее единственный ребенок родится калекой.

Отец Энсея так ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â никогда и не посмотрел на отпрыска. Удивленный потерей супруги и возникновением на свет плохого, по словам медсестер, малыша, которому вероятнее всего не получится пережить ночь, он пропал из поликлиники и больше не ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â возвратился. Энсея Танкадо дали в приемную семью.

Каждую ночь молодой Танкадо смотрел на свои скрюченные пальцы, вцепившиеся в куколку Дарумаnote 11, и клялся, что отомстит — отомстит стране, которая лишила его мамы, а отца принудила кинуть ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â его на произвол судьбы. Не знал он только 1-го — что в его планы вмешается судьба.

В феврале того года, когда Энсею исполнилось двенадцать, его приемным родителям позвонили из токийской конторы, производящей компы ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â, и предложили их сыну-калеке принять роль в испытаниях новейшей клавиатуры, которую компания сконструировала для деток с физическими недочетами. Предки согласились.

Хотя Энсей Танкадо никогда до этого не лицезрел компьютера, он будто бы ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â подсознательно знал, как с ним обращаться. Компьютер открыл перед ним мир, о существовании которого он даже не подозревал, и скоро заполнил всю его жизнь. Повзрослев, он начал давать компьютерные уроки, зарабатывать средства ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â и в конце концов получил стипендию для учебы в Институте Досися. Скоро слава о фугуся-кисай, превосходном калеке, облетела Токио.

С течением времени Танкадо прочел о Пёрл-Харборе и ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â военных грехах японцев. Ненависть к Америке равномерно затихала. Он стал страдательным буддистом и запамятовал детские клятвы о мести; умение прощать было единственным методом, ведущим к просветлению.

К 20 годам Энсей Танкадо стал собственного рода ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â культовой фигурой, представителем программистского андеграунда. Компания «Ай-би-эм» предоставила ему визу и предложила работу в Техасе. Танкадо ухватился за это предложение. Через три года он ушел из «Ай-би-эм», поселился ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â в Нью-Йорке и начал писать программки. Его схватила новенькая волна увлечения криптографией. Он писал методы и зарабатывал хорошие средства.

Как и большая часть профессиональных программистов, Танкада сделался объектом напористого внимания со стороны АНБ ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â. От него не улизнула драматичность ситуации: он получал возможность работать в самом сердечко правительства страны, которую поклялся непереносить до конца собственных дней. Энсей решил пойти на собеседование. Сомнения, которые его одолевали ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â, пропали, как он повстречался с коммандером Стратмором. У их состоялся откровенный разговор о его происхождении, о возможной враждебности, какую он мог испытывать к Соединенным Штатам, о его планах на будущее. Танкадо ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â прошел проверку на полиграф-машине и пережил 5 недель насыщенного психического тестирования. И с фуррором его выдержал. Ненависть в его сердечко уступила место преданности Будде. Еще через четыре месяца Энсей Танкадо приступил к работе ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â в Отделении криптографии Агентства государственной безопасности США.

Невзирая на приличный заработок, Танкадо ездил на службу на старом мопеде и обедал в одиночестве за своим рабочим столом, заместо того чтоб совместно с сослуживцами всасывать ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â котлеты из телятины и луковый суп с картофелем — фирменные блюда местной столовой. Энсей воспользовался всеобщим почтением, работал творчески, с блеском, что дано немногим. Он был хорошим и добросовестным, выдержанным и ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â безупречным в разговоре. Самым основным для него была моральная чистота. Конкретно по этой причине увольнение из АН Б и следующая депортация стали для него таким шоком.

Танкадо, как и другие сотрудники шифровалки, работал ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â над проектом «ТРАНСТЕКСТА», будучи уверенным, что в случае фуррора эта машина будет употребляться для расшифровки электрической почты только с санкции министерства юстиции. Внедрение «ТРАНСТЕКСТА» Агентством государственной безопасности должно было регулироваться приблизительно ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â так же, как в случае ФБР, которому для установки подслушивающих устройств нужно судебное постановление. Программное обеспечение «ТРАНСТЕКСТА» по раскрытию кодов должно храниться в Федеральной запасной системе и министерстве юстиции. Это должно было гарантировать ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â, что АНБ не сумеет перехватывать личную переписку законопослушных людей в мире.

Но когда пришло время загрузки программного обеспечения, персоналу, работавшему с «ТРАНСТЕКСТОМ», объявили, что планы поменялись. В связи с чрезвычайной ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â обстановкой, в какой обычно осуществляется противотеррористическая деятельность АНБ, «ТРАНСТЕКСТ» станет независящим инвентарем дешифровки, внедрение которого будет регулироваться только самим АНБ.

Энсей Танкадо был возмущен. Выходило, что АНБ практически получило возможность вскрывать всю почту и ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â потом пересылать ее без какого-нибудь извещения. Это было все равно что установить «жучки» во все телефонные аппараты на земле. Стратмор попробовал уверить Танкадо, что «ТРАНСТЕКСТ» — это орудие охраны правопорядка ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â, но неудачно: Танкадо продолжал настаивать на том, что это наигрубейшее нарушение штатских прав. Он немедля уволился и сразу нарушил Кодекс секретности АНБ, попытавшись вступить в контакт с Фондом электрических границ. Танкадо решил потрясти ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â мир рассказом о скрытой машине, способной установить полный правительственный контроль над юзерами компов по всему миру. У АН Б не было другого выбора, не считая как приостановить его хоть какой ценой.

Арест и ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â депортация Танкадо, обширно освещавшиеся средствами массовой инфы, стали грустным и зазорным событием. Вопреки желанию Стратмора спецы по заделыванию прорех такового рода, боясь, что Танкадо попробует уверить людей в существовании «ТРАНСТЕКСТА», начали распускать порочащие ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â его слухи. Энсей Танкадо стал изгоем мирового компьютерного общества: никто не веровал калеке, обвиняемому в шпионаже, в особенности когда он пробовал обосновать свою правоту, рассказывая о некий умопомрачительной дешифровальной машине АНБ.

Самое ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â странноватое заключалось в том, что Танкадо, казалось, осознавал, что таковы правила игры. Он не отдал волю гневу, а только преисполнился решимости. Когда службы безопасности выдворяли его из страны, он успел сказать несколько ГЛАВА 4 - Ñïàñèáî, ÷òî ñêà÷àëè êíèãó â слов Стратмору, при этом произнес их с ледяным спокойствием:

— Мы все имеем право на тайну. И я постараюсь это право обеспечить.




glava-4-kineticheskie-processi-nejropsihologicheskaya-diagnostika-i-korrekciya-v-detskom-vozraste.html
glava-4-kolichestvennie-metodi-sbora-sociologicheskoj-informacii-uchebnoe-posobie-osnovi-sovremennoj-sociologii.html
glava-4-kompetenciya-arbitrazha-kniga-izdana.html