Глава 4 - Бывают дни без фейерверка

Глава 4


Я встал в полседьмого. Рассвет был маленький, тускловатый, и я не ощущал утра. Я обожал ощущать утро, когда выскакиваешь на улицу и асфальт, утренний, точный, нехоженый, как 1-ый снег, и деревья утренние — дышат просто Глава 4 - Бывают дни без фейерверка и очень, и только к вечеру они запылятся и как будто бы постареют. (И сам я с утра другой — я незапятнанный и сильный, а к вечеру я запылюсь, как эти деревья.)

Но Глава 4 - Бывают дни без фейерверка сейчас я не ощутил утра, я только лицезрел бледноватый, ленивый рассвет и знал: нужно идти в эту окаянную школу.

Голова у меня была томная после нынешней ночи. Отца я Глава 4 - Бывают дни без фейерверка не лицезрел: он уехал в лазарет часов в 6.

Мне почему-либо захотелось прогулять. Я обожал прогуливать. Я никогда не прогуливал, когда контрольные либо опрос, а просто так, стихийно, без повода. Я шел в школу, еще Глава 4 - Бывают дни без фейерверка не зная, что я прогуляю. Я выходил, шел обычной дорогой, мне было скучновато, и вдруг я задумывался: ведь можно же прогулять. Никто меня не будет судить и не посадит в кутузку, если Глава 4 - Бывают дни без фейерверка я прогуляю. Самое большее — мне поставят «хор» по поведению. Ну и пусть «хор»! Я согласен иметь не плохое поведение, согласен быть неплохим, а не хорошим. И я прогуливал не Глава 4 - Бывают дни без фейерверка очень нередко, чтоб не быть неблагопристойным, но с наслаждением. У меня бывали направленные на определенную тематику прогулы, тему я выбирал по дороге. К примеру, западная литература. И я шел в Ленинку, в зал для юношества Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, и брал различные романы Бальзака, Золя (Мопассана в школьном зале не выдавали, не считая патриотических рассказов). Я посиживал, читал (а в это время течет химия, и вызывают Лешку Шангелая, и он Глава 4 - Бывают дни без фейерверка встает, хлопнув доской парты, как крышкой гроба, и «сыплется» со ужасной силой, и глядит на мое место, а там пусто, никто ему не даст подсказку, — мне даже совестно становится, — он «засыпается», а Глава 4 - Бывают дни без фейерверка я читаю Бальзака). Еще в библиотеке я обожал глядеть на десятиклассниц. Там было несколько очень не плохих десятиклассниц. Одна мне произнесла (это было года два вспять): «Тебе рано читать такие книги». Я как Глава 4 - Бывают дни без фейерверка раз брал «Саламбо» Флобера. «Лучше ранее, чем никогда», — произнес я ей. И был очень доволен, что так стремительно нашелся. Она только пожала плечами. Ее звали Яна. Она была черненькая, большеглазая Глава 4 - Бывают дни без фейерверка.

Сначала войны, кажется, в сентябре, я пришел к Яне, она жила близко от нас, около Дома ученых. Мы собирали бумагу для топки, и я пошел за бумагой к ней. Открыла какая-то старуха, рыжеватая Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, толстая, румяная. «А Яны, — гласит, — нет». «А где, — спрашиваю, — Яна, ушла?» «Ушла, — гласит. — Ушла на фронт и борется с немецко-фашистскими захватчиками. А я ее соседка. А вам что Глава 4 - Бывают дни без фейерверка нужно?» «А нам бумагу надо». «А, бумагу! — Старуха сходу повеселела: она задумывалась, что нам необходимо что-то другое, может быть, хлеб. — Бумага, — гласит, — у нас есть». И ушла.

А позже приходит и Глава 4 - Бывают дни без фейерверка тащит какие-то книжки. Открываю первую и вижу: «Саламбо». И вверху на титуле чернилами: «Яна Россовская». Я спрашиваю у старухи: «Так это ваши книжки?» «Нет, — гласит, — Яночкины». «Так что все-таки вы Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, — говорю, — ее книжками распоряжаетесь? Вам еще рано ее книжками распоряжаться». И она вдруг улыбается румяной таковой, противной ухмылкой и гласит: «Лучше ранее, чем никогда». Как раз мою фразу. Мне стало тогда очень тошно Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, и я произнес ей: «Хорошо, я возьму у вас ее книжки. А то кто вас знает, фронт близко, может, к германцам их потащите. Они очень уважают французскую литературу». Старуха как закричит на Глава 4 - Бывают дни без фейерверка меня. А я ей говорю: «Вы помолчите лучше. Отдохните» (так гласил нам один физик, когда злился на кого-нибудь из учеников). — Но я сообразил, что это на нее не подействовало. И я добавил: — К Глава 4 - Бывают дни без фейерверка вам придут и проверят». Конкретно так и произнес: «К вам придут и проверят». Не энаю, почему, но в этой фразе что-то было. Это было сильнее, чем, к примеру, сказать Глава 4 - Бывают дни без фейерверка: вы сволочь либо вы гадина… Здесь что-то было, в этой фразе, кое-где я ее слышал, и она меня устрашила, и я ее запомнил, и сейчас я знал — это звучит очень: «К Глава 4 - Бывают дни без фейерверка вам придут и проверят».

С тех пар я никогда не лицезрел Яны, а прогуливать я закончил в конце предвоенного учебного года. Тогда было очень горячо, я для чего-то пошел Глава 4 - Бывают дни без фейерверка в планетарий и страдал там в духоте. Звезд было очень много, и лектор все спорил с каким-то одним и этим же мужчинам насчет потаенны тунгусского метеора. Спорили они длительно и нудно, как Глава 4 - Бывают дни без фейерверка будто гф шпаргалке, и я пожалел, что притащился сюда. Это был мой последний прогул.

А сейчас мне опять очень захотелось прогулять. Утренние улицы были полупустые, тихие, а только у булочной стояла большая очередь. А Глава 4 - Бывают дни без фейерверка над булочной торчал репродуктор, схожий по форме на уменьшенный вестибюль метро «Дзержинская».

Около булочной я увидел Фролова. Он шел с каким-то парнем. «Начинается», — помыслил я.

Я его не страшился. Но мне Глава 4 - Бывают дни без фейерверка не хотелось сейчас драться: не было злобы. Я был сейчас другой, чем вчера. Он поманил меня пальцем, я флегмантично поглядел на него и пошел далее. Он догнал меня и Глава 4 - Бывают дни без фейерверка молчком пошел рядом. Так мы шли метров 20 тихой, чинной парой.

— Ну что ж, поквитаемся, — улыбаясь, произнес он. — Как ты думаешь, москвич?

— Думаю, не нужно, — обходительно и даже приветливо ответил я.

Он очень опешил.

— Почему это Глава 4 - Бывают дни без фейерверка?

— Так как ты слабак. Оказывается, и в Сибири есть слабаки.

Он потемнел, весь как-то осунулся от злобы. 2-ой тихо шел следом за ним. Я продолжал свою речь.

— Я задумывался, ну Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, стихов не знает, зато драться умеет. Ничего ты не умеешь, труха! Что мне с тобой делать, идиот?

Мне кажется, ярость у него прошла. По-моему, он даже расстроился. А я продолжал Глава 4 - Бывают дни без фейерверка. Мне понравилось.

— Если только вдвоем, то естественно. Да и то не наверное. Тебя-то, идиот, я одной левой, а вот второго… не знаю…

Фролов оторопело толкнул меня в грудь. Я отлетел на два шага Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, но удержался, не свалился. 2-ой стоял расслабленно, смотрел на нас без всякого энтузиазма. Видно, драться ему не хотелось.

— Ну, смотри, идиот, — произнес я. — На данный момент я для тебя Глава 4 - Бывают дни без фейерверка буду челюсть разламывать.

Он стал стремительно надвигаться на меня. Я верно увидел его глаза. Они были голубые, обезумевшие, какие-то безумные — такие всегда бывают у злых и пугливых. Но, может быть, он был не таковой Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, кто его знает, Фролова…

Вдруг стало очень тихо. Кто-то шикнул на нас:

— Заткнитесь, шпанята!

Я увидел, что все глядят ввысь, в темное гортань репродуктора.

Над очередью, над прохладным утренним городом Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, нужно мной и Фроловым звучал бесстрастно-внушительный, практически траурный сначала фраз и искусственно бодренький в конце глас Левитана: «…Наши войска после упрямых и длительных боев с превосходящими силами противника оставили Глава 4 - Бывают дни без фейерверка город Харьков».

Никто в массе не опешил, не ахнул, было так же тихо, как до передачи, и только старухи крестились, как будто Харьков стал мертвецом.

«Чего вы молитесь, старухи? — желал я кликнуть. — У Гитлера тот Глава 4 - Бывают дни без фейерверка же бог, что и у вас». Но я обернулся и увидел эти помертвевшие, мерклые лица. И, оглянувшись, я увидел Фролова. Он стоял, опустив руки, забыв обо мне, бездвижно смотря на Глава 4 - Бывают дни без фейерверка землю, на стертый пегий булыжник. Что знаю я о нем?.. Что он сволочь.,. Что он терпеть не может меня. И еще, что у него отец на фронте. Лишь на каком направлении?.. Может, на Глава 4 - Бывают дни без фейерверка можайском либо на малоярославецком… А может, и на харьковском.


Глава 5


Хойдера л все-же не усвою. Мы повстречались так, будто бы не были знакомы. Мы с ним ни словом не перекинулись Глава 4 - Бывают дни без фейерверка… Позже, после уроков, мы прогуливались на завод, собирали железную чушку. Все ребята на совесть работали, Фролов тоже старался, а Хайдер работал, как остервенелый. У него даже лицо побелело, ч потрясающий спросил Глава 4 - Бывают дни без фейерверка:

— Хайдер, для тебя что, нехорошо?

А он тащил на для себя здоровую заржавелую опору. И он зло так ответил потрясающему:

— Мне, — гласит, — прекрасно. Лучше, чем вам.

Когда всех ребят собирали, чтоб вести в проходную Глава 4 - Бывают дни без фейерверка с местности, Хайдера не было. Он прогуливался по двору, рыжеватый от пыли, и искал какие-то никому не нужные железки и собирал их в кучу. Когда мы шли домой, он повеселел и даже Глава 4 - Бывают дни без фейерверка напевал что-то морское, вроде «Раскинулось море широко». Слух у него был страшный.

— Ты отчего это сейчас таковой радостный? — спросил я Хайдера. — Может, у тебя денек рождения?

— Да нет Глава 4 - Бывают дни без фейерверка. Я вообщем радостный, — произнес он. — А позже, понимаешь, когда мы стишки учим, это — одно дело. От этого фронту ни тепло, ни холодно, а когда мы металлолом собираем, это — уже другое дело. Понятно?

В душе Глава 4 - Бывают дни без фейерверка я согласился с ним, но на всякий случай я все-же произнес:

— Стихи фронту тоже помогают. Вот Симонов написал «Жди 'меня», читал?

— Нет. А про что там?

— А там боец супруге пишет: «Жди Глава 4 - Бывают дни без фейерверка меня, и я вернусь, не вожделей добра всем, кто знает назубок, что запамятовать пора… Не осознать неждавшим, им, как посреди огня ожиданием своим ты выручила меня».

Хайдер задумался. Позже он произнес Глава 4 - Бывают дни без фейерверка:

— А «у-ка, еще прочти.

Я прочел ему снова, полностью… Он достал из кармашка тетрадный лист бумаги.

— Перепиши мне. Я опешил.

— Для чего для тебя? Ты же стихов не любишь.

— Кто для тебя Глава 4 - Бывают дни без фейерверка произнес, что не люблю? Я их люблю, только не читаю. А эти стихи мне необходимы. Я материно письмо писать буду, вставлю.

— А мама разве сама не умеет?

— Нет. Расписываться я ее обучил Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, а так не умеет… А я всегда чего-нибудть в письмо вставляю. Либо фельетон какой, либо из статьи Эренбурга. Только вот стихи никогда не вставлял.

— А длительно письма до фронта идут? — спросил Глава 4 - Бывают дни без фейерверка я.

— Длительно, — произнес он. — А с фронта еще подольше.

— Знаешь, что, Хайдер, пошли ко мне. Мы с тобой в шахматишки сыграем.

Он как будто бы не расслышал. Он стоял Глава 4 - Бывают дни без фейерверка и как будто бы что-то прикидывал в уме. Может, подсчитывал, сколько прошло времени с последнего письма. Лицо у него было малеханькое, вроде бы усохшее. Видно, он здорово вымотался на заводе. И сейчас он Глава 4 - Бывают дни без фейерверка придет домой и сядет писать материно письмо. Он будет делать ошибки, 10-ки, сотки ошибок, так как в письмах текст еще более тяжелый, чем в диктантах.

— Пойдем ко мне, Хайдер. Если ты Глава 4 - Бывают дни без фейерверка не хочешь в шахматы, мы сыграем в поддавки. Скучать ты не будешь.

— А я и так не скучаю, — произнес он и пошел за мной.

Дома мы пили жгучэ-сладкий сахариновый чай и игрались Глава 4 - Бывают дни без фейерверка в шахматы. Я задумывался, что просто обыграю Хайдера. У отца был 1-ый разряд, когда-то он очень увлекался шахматами и кое-чему меня обучил. Но в первой партии мне не удалось выиграть у Глава 4 - Бывают дни без фейерверка Хайдзра. Он играл цепко, упорно, длительно задумывался над ходами, а я длительно мыслить не обожал. Я воспринимал решения стремительно, одномоментно, они как будто бы вспыхивали в моем мозгу, и здесь Глава 4 - Бывают дни без фейерверка же нажималась какая-то кнопка, и моя рука вроде бы сама собой выбрасывалась вперед, и я делал ход. И очень нередко это был не самый наилучший ход. А Хайдер склонялся над доской Глава 4 - Бывают дни без фейерверка и погружался в раздумье. Лицо его было бездвижно, расслабленно, ничто его не отвлекало, ни о чем он, казалось, не задумывался, не считая того, как ответить на мой не самый наилучший ход Глава 4 - Бывают дни без фейерверка самым наилучшим, единственным ходом. И он находил таковой ход, и его узенькая смуглая рука прочно хватала за гортань жеребца, и выдрессированный Хайдзром жеребец послушливо прыгал на мои фигуры, они робели и в Глава 4 - Бывают дни без фейерверка кавардаке расступались по сторонам. Первую партию я ему проиграл. Позже пришел отец.

— Здорово, Эммануил Лзскер, — произнес он мне. — Привет, Хосе Рауль Капабланка, — произнес он Хайдеру и протянул ему руку.

— Я не Хосе Глава 4 - Бывают дни без фейерверка Рауль Капабланка, — сумрачно ответил Хайдер.

— А кто же ты? — опешил отец. — Доктор Тарраш либо Стейниц? А может быть, ты и совсем Каро-Канн?

— Я Хайдар, — произнес он.

Все-же он был странноватый мужчина. Исогда мне Глава 4 - Бывают дни без фейерверка казалось, что о<н все соображает, а время от времени я задумывался, что заместо извилин у него корешки дуба.

Отец стал около нас и пристально поглядел на доску.

— А доктор Тарраш хорошо Глава 4 - Бывают дни без фейерверка ставит партию. Совершенно хорошо! Чувство позиции у него развито лучше, чем чувство юмора. Еще два хода, и ты, парень, задымишься.

Хайдер готовил ферзевый прорыв в центре.

— Ну-ка, — азартно произнес отец Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, — дай-ка мне!

Я уступил ему место. Он сел, снял пиджак и так же, как и Хайдер, запамятовал вообще обо всем. Этим они оба отличались от меня: они забывали про все другое, а Глава 4 - Бывают дни без фейерверка я помнил. Потому они и выигрывали у меня. Но отец забывал про все другое просто, с удовольствием, он играл, а Хайдер боролся. Этим они отличались друг от друга. И, может Глава 4 - Бывают дни без фейерверка быть, потому отец и выиграл у Хайдера. Он выиграл у него и вторую партию. Хайдер предложил третью. Отец согласился. Хайдер вцепился очами в фигуры, ссутулился, прищурил и без того узенькие, раскосые глаза Глава 4 - Бывают дни без фейерверка и объявил папе войну. Отец развязал галстук, скрутил цигарку и принял бой. Отец равномерно вытеснял позицию Хайдера. Сейчас Хайдер начал дымиться. Лицо у него стало злое, он даже начал покусывать губки. Оказывается Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, он не обожал проигрывать. Никто не любит проигрывать, но есть такие, которые в особенности не обожают проигрывать, которые мучаются от этого. Мне таких жалко. И я сообразил, что если и сейчас Хайдер продуется, то на Глава 4 - Бывают дни без фейерверка ближний час его жизнь, а означает, и моя (так как он пришел ко мне) будет темной и грозной.

К счастью, это сообразил и отец. И вдруг совсем внезапно он допустил небольшую ошибку Глава 4 - Бывают дни без фейерверка. Совершенно небольшую ошибку. Он хватался за лоб, садился и вставал — словом, выдавал малый художественный театр. Отец делал это так от всей души, что Хайдер воспринял спектакль серьезно. Он выиграл Глава 4 - Бывают дни без фейерверка у отца пешку, позже вторую, а потом и партию. Я задумывался, он будет ликовать, но он встал с таким видом, как будто по другому и быть не могло. Отец смотрел на чего Глава 4 - Бывают дни без фейерверка с любопытством.

— А в поддавки ты умеешь? — спросил отец.

— Нет, — произнес Хайдер. — Я поддаваться не люблю.

Отец улыбнулся. Кажется, Хайдер ему приглянулся. Он не обожал обходительных, аккуратненьких… А такие ему нравились.

— Придется нам с тобой Глава 4 - Бывают дни без фейерверка играть матч, — произнес он. — Из сорока восьми партий. На первенство мира и его окружностей. Ты согласен?

Хайдер засмеялся. Вот на такие шуточки он реагировал, а на Хосе Рауля Капабланка Глава 4 - Бывают дни без фейерверка — никак.

У отца было не плохое настроение, и я представил для себя, что мы проведем расчудесный вечер втроем. Но отец здесь же стал куда-то собираться.

— У тебя что, работа сейчас? — спросил Глава 4 - Бывают дни без фейерверка я. Он помялся.

— Да нет, — произнес он. Лгать он все-же не умел. — А вы сидите, — обратился он к Хайдеру. — Куда вам торопиться? Сыграйте еще в шахматы.

— А в домино ты нам не Глава 4 - Бывают дни без фейерверка позволишь? — произнес я. Отец пристально и как-то отчужденно поглядел на меня. Так он смотрел время от времени на других, но не на меня. На меня он изредка так смотрел. Он кивнул нам и Глава 4 - Бывают дни без фейерверка закрыл дверь. Я подошел к окну. Я знал, что через минутку я увижу его: он будет идти по двору, а позже по переулку, и до того времени, пока че перейдет Глава 4 - Бывают дни без фейерверка на другую сторону мостовой, я буду созидать его… И я вправду увидел, как он шел, не стремительно, вдумчиво, как будто еще не зная, куда ему повернуть, в какую сторону. Но это, наверняка Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, только казалось из окна третьего этажа, что он не знает, так только казалось, так как сверху человек всегда смотрится другим.

Он отлично знал, в какую сторону ему идти.

— Куда это он? — спросил Глава 4 - Бывают дни без фейерверка Хайдер. Я пожал плечами.

— А чего ты скуксился? Не много ли какие у нею дела! Мой отец тоже вечерами уходил, и никто ему ни слова: ни мама, ни я. А мама Глава 4 - Бывают дни без фейерверка так гласила: «Мало -ли какие у их дела! Принципиально, что он любит ребенка».

— Ребенка-то он любит, — произнес я.


Глава 6


Сейчас она приходит к нам практически каждый денек. Время от времени она гласит с Глава 4 - Бывают дни без фейерверка папой на всякие мед темы, а так больше молчит. Посиживает, курит. Мне нравится, когда юные дамы курят. Когда старухи курят, так это все равно, что мужчины… Она посиживает, курит, глядит Глава 4 - Бывают дни без фейерверка в окно, как будто нет ни отца, ни меня. Спрашивается: для чего это делать у нас? Точно так же она может молчать и курить у себя дома. Она из Ленинграда. А предки жили Глава 4 - Бывают дни без фейерверка кое-где в районе Бреста, погибли в 1-ые же деньки войны. Когда отец чего-нибудть гласит, она вся его слушает — каждым волосом, каждым пальцем. Даже тошно. Правда, его многие пристально внемлют. Я в Москве Глава 4 - Бывают дни без фейерверка был на его лекции — тишь такая, что я уснул.

Мне нравится ее лицо, точнее, нравилось бы, если бы она была просто дама, сторонняя дама, которую я увидел на улице Глава 4 - Бывают дни без фейерверка. Но она не просто дама. И потому лицо ее мне все-же не очень уж нравится. Уж очень нередко я его вижу. Они с папой на «вы», но, по-моему, это маскарад, уж лучше бы Глава 4 - Бывают дни без фейерверка по-честному.

А может, все это мне только кажется. Разве не бывает, что мужик и дама просто дружат? Просто дружат, ну как я с Хайдером, что ли… Ну не совершенно Глава 4 - Бывают дни без фейерверка так, но примерно. Вот и они просто дружат. И раз она друг моего отца, означает, она и мой друг. Вассал моего вассала — мой вассал.

В детстве у меня была такая привычка: когда Глава 4 - Бывают дни без фейерверка кто-либо приходил к нам в дом, я спрашивал: «Вы любите моего отца?» Я у всех спрашивал. Некие стеснялись, а отец гласил: «Ты задаешь достаточно странноватые вопросы». А мне было все равно, мне было Глава 4 - Бывают дни без фейерверка принципиально знать, обожают ли они моего отца. Если нет, так пусть уходят, пусть катятся колбаской по Малой Спасской.

Я не знал тогда, что люди могут и налгать. Я знал только одно Глава 4 - Бывают дни без фейерверка: если они обожают моего отца, означает, с ними можно говорить. Те, кто обожал его, были отличные люди. А сейчас вот я уже не спрашиваю: вы любите моего отца? А вдруг Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, как в детстве, ответят: да?

В один прекрасный момент она торчала у нас целый денек. У нее был выходной в лазарете. А перед этим мы получили по спецпайку какие-то продукты, и она Глава 4 - Бывают дни без фейерверка готовила что-то, некий неописуемый суп. Она его варила, поджарила, парила, пекла… Мне и папе. А я пришел из школы, мне жрать хотелось катастрофически. Ну и вообщем ранее спецпайка в доме жратвы практически не Глава 4 - Бывают дни без фейерверка было. Во всяком случае, супоз я уже очень издавна не ел. И вот прихожу я из школы, отца еще как бы нет. Только она со своим супом возится. В конце концов она Глава 4 - Бывают дни без фейерверка его сотворила и наливает мне. Суп был гороховый. О запахе я гласить не буду — с начала войны я такового аромата не слышал. Видно, она изо всех сил старалась для отца и для Глава 4 - Бывают дни без фейерверка меня, желала показать, какая она хозяйка. Означает, наливает она мне этот суп. Он течет густо, медлительно, не течет, а сползает с древесной большой ложки, как каша. Я стою, жду. Глаза у Глава 4 - Бывают дни без фейерверка нее поблескивают, как будто она не суп приготовила, а открыла новый закон Бойля — Мариотта. Беспокоится, как на премьере. Налила мне миску и гласит:

— Ну, мальчуган, отведай-ка супу.

Вот это меня и подорвало Глава 4 - Бывают дни без фейерверка. Парнем меня отец называл, она слышала и, видно, решила, что и всем можно. А кто она мне? Какой я ей, к такой-сякой мамы, парень! К тому же это было Глава 4 - Бывают дни без фейерверка внезапно.

И я ей говорю тихим таким, будничным голосом:

— Понимаете что, вы меня, пожалуйста, с этого денька зовите по имени-отчеству.

— Ка-ак? — Она побледнела, но глаза у нее какие-то стервозные Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, радостные…

«Смеешься, — думаю, — ну, смейся. Может, пословицу забыла…»

— Отлично, — произнесла она серьезно и тихо. — Отныне я буду именовать тебя только по имени-отчеству. Сергей Дмитриевич, я прошу вас отобедать. Суп вам уже подан Глава 4 - Бывают дни без фейерверка.

Я желал сесть за стол, поглядел на тарелку, которая как будто была закрыта дымной заавесью. Я сделал было движение к столу, но что-то толкнуло меня в другую сторону, и Глава 4 - Бывают дни без фейерверка я, напротив, отошел от стола.

— Я не голодный. Спасибо.

И я вышел из комнаты. Я постоял еще секунду у полуоткрытой двери, лицезрел, как она села у 2-ух дымящихся тарелок, но есть не стала, а сложила Глава 4 - Бывают дни без фейерверка руки на столе и положила на их голову. Так посиживают ученики, когда им влепили «плохо» ни за что. Пар уже редел, но все-же шел, и от этого ее голова Глава 4 - Бывают дни без фейерверка была не темная, а как будто бы побелевшая. Так и посиживает, глядит куда-то мимо тарелок. Я ее увидел будто бы впервой. Шейка у нее была длинноватая, эластичная, а на шейке беленький воротничок Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, как у школьницы-малолетки. И вся она быпа юная, невзирая на то, что из-за пара голова казалась побелевшей. Но это только так — пар, как бы мираж, в самом-то деле у нее Глава 4 - Бывают дни без фейерверка ни волоска седины. Пожалуй, она была даже очень юная. Суп мой уже совершенно остыл, пар шел сейчас тоненькой, прерывающейся струйкой, а она посиживала, положив голову на скрещенные руки, и Глава 4 - Бывают дни без фейерверка о кое-чем задумывалась. А я старался ни о чем же не мыслить: ни о том, как она готовила нам суп, ни о том, как произнесла мне «пацан», ни о том, как Глава 4 - Бывают дни без фейерверка я повелел ей именовать себя по имени-отчеству, ни о том, как я, как будто псих, выскочил из-за стола. Не желал я об этом мыслить. Лучше бь: этого не было! Мой Глава 4 - Бывают дни без фейерверка отец произнес как-то об одном собственном сослуживце: «Он строго принципиален. У него в каждом заштопанном носке по принципу». Я таких терпеть не могу, но я и сам стал таковой же. Я Глава 4 - Бывают дни без фейерверка поступил, как дермо. Если бы я был человек, я бы честно сожрал тзрелку супа и произнес бы ей спасибо. Все это не по-мужски. Мужик может быть неправ, но он не должен подымать панику Глава 4 - Бывают дни без фейерверка из-за пустяков. Отец втолковывал мне это не раз. Отец прощает почти все, но таких вещей он вытерпеть не может.

Как бы поступил реальный человек, реальный мужик на данный момент, уже после всего Глава 4 - Бывают дни без фейерверка этого?

Я вижу, как она подняла лицо, вижу, что глаза у нее стали безразличные и она как будто примирилась с кое-чем либо с невыполнимостью чего-то. Она взяла злополучные миски и Глава 4 - Бывают дни без фейерверка стала медлительно выливать суп в кастрюлю. Я глядел на нее и уговаривал себя, что она противна мне. Но самое необычное было то, что она не была противна мне, и я Глава 4 - Бывают дни без фейерверка это знал с самого начала, с первого денька, и вроде бы я ни уговаривал себя, что я терпеть не могу ее, я ее навидел (я всегда ради сокращенности употреблял это слово — нужно не Глава 4 - Бывают дни без фейерверка страшиться новых оборотов).

Она стоит спиной ко мне. Она высочайшая, но не как некие дамы, что похожи на метлу либо на жердь. Она высочайшая, но уплотненная и, видно, мощная, ноги в сероватых нитяных Глава 4 - Бывают дни без фейерверка чулках — мускулистые, с высочайшим, крутым подъемом. Мне не нравится, когда у дам плоские ступни. Кажется, что ноги ввинчены в землю и не могут от нее оторваться.

И вообщем отец Глава 4 - Бывают дни без фейерверка осознает… Но что-то есть в ней забитое. Может, это оттого, что предки погибли в 1-ые деньки войны. А может, она и всегда такая была, таковой уж нрав. Либо оттого, что меня Глава 4 - Бывают дни без фейерверка опасается, либо еще почему-нибудь? А чего ей меня страшиться — кто я, «злой мальчик», что ли? Я ведь с ней полностью нормально, только без всяких дискуссий, без всяких там симпатий и антипатий Глава 4 - Бывают дни без фейерверка. Здрасти — доскорого свидания. Но вот сейчас я треснул, как старенькый, сгнивший рояль, треснул и издал истошный звук, аж самому тошно. Но просить прощения я не могу. Мура это — просить прощения. Пусть дамы извиняются Глава 4 - Бывают дни без фейерверка.

Она все стоит, глядит в пустые миски, плечи у нее опущены. Все-же она дама, а дамы всегда переживают. Мама всегда все переживала. Но мама стремительно отходила. «Ты не умеешь сердиться, — гласил ей Глава 4 - Бывают дни без фейерверка отец, — это плохо. Истинные люди должны уметь сердиться». Мне кажется, тут он был неправ.

Я стремительно открываю дверь и вхожу в комнату. — Понимаете, что… Я за этот период времени что Глава 4 - Бывают дни без фейерверка-то проголодался. Я, пожалуй, поем.

Она длительно неулыбчиво глядит на меня. Позже наливает в кастрюлю вторую миску, зажигает керосинку.

— Да вы не грейте, — говорю я ей. — Я и так могу.

— Для чего же Глава 4 - Бывают дни без фейерверка так? Мне погреть несложно.

Стоит у керосинки, курит самокрутку, дым у самокрутки таковой, что даже у меня на расстоянии глаза слезятся. А я сижу за столом, молчу. Положение идиотическое. Она тоже молчит Глава 4 - Бывают дни без фейерверка. Бледноватая она все таки, но это, наверное, оттого, что курит… Она молчит, и я молчу. Только у нее дело есть — суп греть и курить, а я сижу, раскинув руки на столе, как Глава 4 - Бывают дни без фейерверка будто я не у себя дома, а в школе, на экзамене, стол пустой и шпаргалок нету. Здесь поневоле раскинешь руки. А суп, подлый, все не согревается, только кастрюля чуток позванивает. В конце концов Глава 4 - Бывают дни без фейерверка гул этот закончился и перебежал в густое гудение, и опять нетерпеливо и гневно забил пар. Она молчком налила мне одному.

— А вы?

Она поколебалась. Я поразмыслил: видно, ты-то умеешь сердиться Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, тьнто из «езабывчивых. Я уверен был, что она не станет есть со мной, а будет дожидаться отца. Она мгновение поколебалась, сделала последнюю затяжку, исподлобья посмотрела на меня сероватыми, обширно отставленными друг от друга Глава 4 - Бывают дни без фейерверка очами и молчком плеснула в свою миску супу. Конкретно плеснула, а не налила древесной ложкой, заботливо и старательно, как ранее. И все-же она села со мной. Я придумывал, что Глава 4 - Бывают дни без фейерверка бы ей сказать. Я уже ощущал, что мне нестерпима эта тишь, что у меня даже уши начинают болеть от этой тишины. Но я так и не выдумал, что все-таки ей сказать…

И здесь вошел Глава 4 - Бывают дни без фейерверка отец. Он прерывисто дышал, как обычно, когда приходил с улицы. Казалось, что он не заходит домой, а вбегает. Как будто опаздывает. Он поглядел поначалу на меня, а позже на нее Глава 4 - Бывают дни без фейерверка. Он увидел, как мы едим, вдвоем за огромным пустым столом. Он пришел с улицы, спешил, а сейчас он был дома и не мог сходу разобраться в том, что тут было. Он просто Глава 4 - Бывают дни без фейерверка лицезрел, как мы посиживали и ели: она и я.

Он улыбнулся и произнес негромко и очень достаточно:

— Рубаете, ребята? Вот это верно. Это вы молодцы, забавно рубаете. А мне с вами можно Глава 4 - Бывают дни без фейерверка?

Она промолчала. А я произнес:

— Еще бы… С тобой еще веселее будет.


Глава 7


Последние деньки отец приходит совершенно поздно. Не из-за нее. На данный момент у него сильно много работы. Все Глава 4 - Бывают дни без фейерверка его лекции для студентов прекращены. Целые деньки он проводит в лазарете, делает сложнейшие операции на мозге. Тяжелораненых доставляют сюда, в глубочайший тыл, особыми эшелонами. В лазарете издавна уже не хватает мест, а новый корпус Глава 4 - Бывают дни без фейерверка до сего времени не достроен. С папой случилось волшебство: он практически не читает газет. Только по радио сводки слушает. А я напротив… Я пристально читаю газеты: они успокаивают меня. Там можно выяснить Глава 4 - Бывают дни без фейерверка про героический рейд буденновской кавалерии в тыл неприятеля, про то, как сталинский сокол сбил 2-ух немецко-фашистских стервятников, про то, как мальчик-партизан бутылкой с зажигательной жидкостью поджег танк. Когда Глава 4 - Бывают дни без фейерверка я читаю газеты, мне кажется, все в порядке. Даже с том, что немцы берут городка, там говорится расслабленно, без паники, будто бы так и было задумано. И позже, если немцы и берут Глава 4 - Бывают дни без фейерверка городка, то они «несут большие утраты в живой силе и технике».

Я гласил об этом папе, а он молчал либо сумрачно усмехался. В один прекрасный момент сн произнес мне: «Ты бы лучше поиграл в Глава 4 - Бывают дни без фейерверка солдатики».

И все-же я знаю: неприятель будет разбит. Будет разбит. По другому быть не может. Быстрее закончит существовать мир, чем кончится наша страна. Этого не будет никогда, даже если мы сдадим Глава 4 - Бывают дни без фейерверка все свои городка — Москву, и Ленинград, и Киев, даже если мы сдадим тот город, в каком мы на данный момент живем. Никогда…

Чтоб все поменялось, чтоб не было того, что Глава 4 - Бывают дни без фейерверка было всегда: пионерской зорьки на рассвете, школы деньком, последних известий, которые читает Левитан, вечерком? Чтоб не было нашего 1 Мая и нашего 7 Ноября? Чтоб по радио не игрались позывных «Интернационала»? Чтоб каждым с Глава 4 - Бывают дни без фейерверка утра не приходила газета «Правда»? Чтоб деги не игрались в «красных» и в «белых»? Чтоб на школьных утренниках не пели «Широка страна моя родная…»? Чтоб страна стала большим концлагерем? Чтоб немцы Глава 4 - Бывают дни без фейерверка входили в наши городка? Чтоб они шли по Волхонке и Незапятнанным прудам, чтоб они жили в нашей квартире? Нет, не мог я этого представить, так же, как человек не может представить, что его Глава 4 - Бывают дни без фейерверка не будет на свете. Это я мог представить с другими странами, с Францией, с Англией, с Америкой. Эти страны были чужими мне, хотя мне нравились америкосы, британцы и в особенности французы.

До Глава 4 - Бывают дни без фейерверка войны мне все нравилось. Мне даже немцы нравились, невзирая на тс, что они уже начали… Наш потрясающий всегда гласил: «Это одна из самых разумных наций». Мне они закончили нравиться позже. Позже, когда нам Глава 4 - Бывают дни без фейерверка демонстрировали кинохронику, где они шли убийственным, каким-то неблагопристойным гусиным шагом, равняя на экран сведенные в экстазе и торжестве скулы, шли по пустым, вымершим площадям. Это были изумительные, нечеловечески безлюдные и Глава 4 - Бывают дни без фейерверка траурные площади. И немцы все казались мне на одно лицо. Я знал: они различные, есть и отличные, есть и коммунисты… Но на данный момент не хотелось в этом разбираться. Когда-нибудь, когда Глава 4 - Бывают дни без фейерверка победим. И еще помню другие хроники, где Адольф лаял с некий трибуны и весь дергался, как будто ненормальный, и был очень забавным и от этого в особенности ужасным.

А когда уже во время Глава 4 - Бывают дни без фейерверка войны нам в школе в один прекрасный момент демонстрировали кинофильм «Чапаев» и мы смотрели его в восьмой либо в девятый раз и все знали назубок, — и ожидал 1-го места, того места Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, где белоснежные идут в психологическую атаку. Они шли точь-в-точь, как фашисты по пустой, мертвой площади, таким же точно шагом, и когда Чапаев и Анка начали косить их, я опять Глава 4 - Бывают дни без фейерверка знал все наперед и опять беспокоился и слышал, как младшеклассники кричали: «Бей германцев, гадов, гитлюриков!» А позже мы все орали и топали ногами, а учителя не одергивали нас, хотя это был школьный просмотр. И всем Глава 4 - Бывают дни без фейерверка было забавно и азартно оттого, что эти самые немцы ложатся под <нэши« огнем и уже не будут по-заячьи вскидывать ноги и идти по площадям, схожим на пустыни. И Глава 4 - Бывают дни без фейерверка когда сеанс прерывался, и начиналась воздушная тревога, и нас вели в бомбоубежище, я задумывался: вот и кончилось кино…

И наш потрясающий спускался совместно с нами в бомбоубежище. Там было холодно и тихо, и стенки были Глава 4 - Бывают дни без фейерверка карие и мокроватые, а на их висели аннотации.

И вдруг потрясающий начинал чихать. Он был небольшой, а чихал громозвучно, перекатами, затяжными залпами, со свистом и с воздушными волнами. Его Глава 4 - Бывают дни без фейерверка чихание отдавалось в низких сводах бомбоубежища, как грохот зенитки. И нам становилось забавно, и странноватая, настороженная тишь исчезала. Я задумывался: «Ну и чудак, «аш потрясающий, это он нарочно, он знает, что мы дурачки — нам Глава 4 - Бывают дни без фейерверка покажи палец, и мы рассмеемся. А здесь таковой чих». Только позже я сообразил, что просто потрясающий не переносил сырости. У него была моментальная реакция на сырость: он чихал.

Позже, когда он Глава 4 - Бывают дни без фейерверка успокаивался, он севшим после чихания голосом говорил нам исторические смешные рассказы. Он был историк и знал массу всяких случаев: о том, как Наполеон произнес в Египте перед боем: «Ослов и ученых на Глава 4 - Бывают дни без фейерверка середину!», — о встрече Гейне и Гёте, о всяких других деятелях, и говорил он про их так, как будто сам был там и все лицезрел своими очами. Привирал он, видно, здорово, но Глава 4 - Бывают дни без фейерверка от этого его рассказы становились только интересней.

Все мы обожали потрясающего, хотя нельзя сказать, чтоб очень уважали. У нас была странноватая черта: мы уважали тех, кого страшились. Тех, кто ставил нам «плохо» либо мог Глава 4 - Бывают дни без фейерверка просто бросить весь класс на 6-ой урок, тех, кто каждый балл взвешивал на аптекарских весах, тех, кто не забудет задать вопрос о том, чего ты не знал в прошедший раз, тех, кто гласил Глава 4 - Бывают дни без фейерверка с нами по-мужски, железным, не терпящим возражений голосом. А потрясающий был не таковой. Мы знали: его можно уговорить, если очень просить и при всем этом глядеть на него Глава 4 - Бывают дни без фейерверка мокроватыми, преданными, собачьими очами (это только нужно уметь делать). Этого он не выдерживал… Либо можно по-другому — кричать истерично: «За чтс, за что «плохо» ставите? Ведь я же учил, я же учил!» Это Глава 4 - Бывают дни без фейерверка было наименее безотказно, тут он мог ззорваться. Да и это время от времени проходило.

Он нас немножко боялся. Нет, не побаивался, а боялся. Он не знал, чего от час ожидать… Один раз мы Глава 4 - Бывают дни без фейерверка устрашили его как надо. Мы тогда начали мычать, хором, весь класс: «Мм-м…» Поначалу он не сообразил, в чем дело, не знал, откуда это идет, кто виновник… Мычание нарастало, шло всплесками по Глава 4 - Бывают дни без фейерверка классу, казалось, даже стенки вибрировали. Он беспомощно озирался, желал закричать, но сообразил: никто не услышит. Тогда он молчком сел и с грустным изумлением поглядел на нас. Это был странноватый взор. Но Глава 4 - Бывают дни без фейерверка я знал этот взор. Я сам так время от времени смотрел… В зоопарке я так время от времени смотрел… Я нередко прогуливался в зоопарк, там были различные животные…

И мы замолчали Глава 4 - Бывают дни без фейерверка.

Он не стал сетовать директору, не стал собирать педсовет, как это сделал бы другой на его месте. Он сделал вид, что этого не было. И позже он никогда не вспоминай об этом случае…

Он Глава 4 - Бывают дни без фейерверка был всегда приветлиз и зежлив с нами, называл нас на «вы», хотя до восьмого класса практически никто не звал нас на «вы». И говорить с ним было приятно; с ним Глава 4 - Бывают дни без фейерверка я, к примеру, не ощущал себя учеником, мне казалось, что мы оба равные, взрослые люди. Но время от времени до урока, когда мы молчком вставали ему навстречу, он гласил поспешно: «Садитесь, садитесь» — и Глава 4 - Бывают дни без фейерверка смотрел на нас пристально, и вслушивался, и мне даже казалось, что он прядает ушами. Может быть, он ловил в воздухе 1-ые звуки безликого и нарастающего, как сирена, «мм-м»… Но этого Глава 4 - Бывают дни без фейерверка не было, и он сбрасывал с себя напряжение и становился таким, как обычно… Исключительно в очах у него еще что-то оставалось особое, непонятное мне: какая-то настороженность, что ли, тревога, ожидание чего-то Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, что должно случиться… Не знаю.

Он как-то произнес мне на перемене: «А понимаете, в отдельности вы все такие милые, а вот вкупе вы время от времени превращаетесь в стадо. Право Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, это даже интересно». Он улыбнулся и задумался. А позже добавил: «Когда людей много, количество перебегает в качество. Когда их много, они совершают самые внезапные поступки. Самые геройские, а время от времени и самые Глава 4 - Бывают дни без фейерверка жуткие. Как вы думаете?» «Черт его знает», — произнес я. «В том-то и дело, что никто этого толком не знает, даже черт».

Странноватый он был человек. Может быть, ему вредила склонность к философии Глава 4 - Бывают дни без фейерверка. В юности он был каким-то видным работником Коммунистического Интернационала Молодежи. А позже, молвят, у него были проблемы, а позже он пошел в учителя. Он был холостяк. О нем Глава 4 - Бывают дни без фейерверка прогуливались различные сплетни: мол, он не способен жениться, иметь деток. Чушь какая-то.

Он дружил с молодежью, нередко к нему приходили различные студенты.

Он поражал меня тем, что никогда не отдыхал. Он вечно был Глава 4 - Бывают дни без фейерверка в каком-то напряжении, всегда о кое-чем задумывался и был сосредоточен либо что-то читал и делал какие-то пометки в книжках. Он таскал с собой большие тома Маркса, Энгельса Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, Ленина, Сталина, энциклопедистов. Он все вычитывал и вычитывал и что-то обдумывал, точно был не учитель старших классов средней школы, а какой-либо д'Аламбер и собирался переработать мироздание. А может, он совсем и Глава 4 - Бывают дни без фейерверка не собирался ничего переработать. Просто он желал что-то осознать. Что-то осознать. А что, я не знал. Может, суть человека либо населения земли, а может, чего-нибудть еще. А может Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, он и сам не знал, чего он желает. Так ведь тоже бывает. Когда началась война, он прогуливался бледноватый, притихший и постаревший. Мне казалось, он очень опасается. Естественно, задумывался я, все страшатся Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, но для чего же ходить таким злосчастным.

Занятий практически не было, но те, кто еще не уехал в эвакуацию, приходили на его уроки, также на занятия по военному делу.

Ранее мы сачковали, бегали с Глава 4 - Бывают дни без фейерверка военного дела. Сейчас же прогуливались все, кто остался в Москве: освобожденные и неосвобожденные. И хотя все мы были трезвые ребята и понимали, что фронта нам по возрасту не видать, как Глава 4 - Бывают дни без фейерверка собственных ушей, занимались мы с таким старанием, с таковой яростью, как будто завтра ожидали повесток.

Военрук водил нас на стрельбище, там мы были тихие и принципиальные, нам давали винтовки времен первой мировой войны Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, и мы целились, и руки у нас дрожали от ответственности и от непривычки.

В один прекрасный момент потрясающий пришел на стрельбище. В этом не было ничего такого особенного, классные руководители еще до войны Глава 4 - Бывают дни без фейерверка обожали приходить и «инспектировать» нас. Но тут он пришел не для этого и совсем не глядел на нас. Он посиживал в сторонке на некий старенькой шине и покуривал, хотя Глава 4 - Бывают дни без фейерверка курить тут строго запрещалось. Военрук при нас не стал делать ему замечания. Потрясающий курил папиросу с ваткой, которую клал в мундштук — против никотина. Внезапно он встал, аккуратненько погасил окурок, засыпав его песочком Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, и попросил у военрука винтовку. Военрук опешил и отдал. Потрясающий вышел на «огневую», повелительно махнул рукою кому-то из ребят, чтоб тот очистил место… Потрясающий лег, устроился, дрыгнул ногами и по сигналу Глава 4 - Бывают дни без фейерверка «пли» выстрелил. 1-ый он промазал. Кто-то сдержанно засмеялся. Позже потрясающий стал стрелять один, без команды военрука и вышиб 40 восемь из пятидесяти, Мы пораженно молчали.

— Да вы ворошиловский стрелок! — произнес военрук.

Потрясающий не ответил, встал Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, отряхнулся, лицо у него было румяное, а глаза возбужденные, блестящие, и в их я не увидел того, что так нередко замечал и чего не мог осознать…

Через три денька мы Глава 4 - Бывают дни без фейерверка узнали, что он записался в первую группу столичного ополчения. Был он нездоров, у него были слабенькие легкие, он имел освобождение от воинской позинности — белоснежный билет, и даже на смотревшую через пальцы на все людские Глава 4 - Бывают дни без фейерверка недуги комиссию ополчения он, молвят, произвел тягостное воспоминание.

Но он не изменил собственного решения. На его последний урок пришло достаточно много ребят. Он был рассеян, что-то начинал говорить, позже забывал Глава 4 - Бывают дни без фейерверка об этом, замолкал. Лицо у него было невыспавшееся, сероватое, как тетрадная обложка.

Мы ждали, что он произнесет нам чего-нибудть на прощание, ждали каких-либо особых и значимых слов: мы Глава 4 - Бывают дни без фейерверка знали, это он умел, недаром он так обожал цитировать деятелей Французской революции. Мы посиживали торжественно и тихо. Но он ушел буднично, именовал номера параграфов, данных на дом, кивнул и только у дверей чуток задержался Глава 4 - Бывают дни без фейерверка. Мы встали, нестройно хлопнув крышками парт, он поглядел на нас и тихо произнес:

— Когда у вас будет новый потрясающий, не устраивайте этого…

Мы сообразили, о чем он гласил.

Мы. ожидали, что он еще Глава 4 - Бывают дни без фейерверка чего-нибудть произнесет. Да он и сам желал что-то сказать, что-то крутилось у него на языке, но он так и не произнес, только пробормотал: «Ну да хорошо Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, ладно», и ушел.

Мне захотелось проводить его домой, я еще до войны его время от времени прозожал. Я его обожал больше, чем другие наши ребята, ну и ко мне он, по-моему, относился Глава 4 - Бывают дни без фейерверка хорошо. Я подождал его около учительской, он вышел, и я произнес ему: «Я вас провожу. Отлично?» «Конечно», — произнес он.

Мы вышли молчком, позже дошли до Малого Николопесковского переулка, где он жил, и у самого Глава 4 - Бывают дни без фейерверка его дома я ему произнес: «Вы стреляете отлично, но вы больны; может, больше полезности будет, если вы не пойдете. Вы же сами гласили, что фронт начинается с тыла». «Это верно, — произнес он Глава 4 - Бывают дни без фейерверка и слабо улыбнулся. — Но дело в том, что живешь ты свою не очень долгую жизнь, и быт тебя заедает, пустяки различные, неурядицы, и сам ты становишься таковой бытовой, пустяковый. А по Глава 4 - Бывают дни без фейерверка роду деятельности ты всякие слова говоришь и цитируешь всяких ученых, революционеров и все твердишь: «Борьба, счастливое будущее, население земли…» Но вдруг — оац! — и началась именно эта борьба. Так словеса и подтверждать Глава 4 - Бывают дни без фейерверка нужно, как ты считаешь?»

Он в первый раз именовал меня на «ты».

«Да, конечно». «Ну вот и все. А позже я для тебя скажу по секрету: мне не везет во второстепенном и везет Глава 4 - Бывают дни без фейерверка в главном». «То есть?»

«Ну, в общем, там, где всем приходит крышка, я выживаю… Это уж проверено».

Я молчал и смотрел на него. Смотрелся он гнусно: видно, он плохо себя Глава 4 - Бывают дни без фейерверка ощущал и ему не хотелось идти в свою комнату, где он жил один.

«Да ты не печалься, дружок, — произнес он. — Знаешь, что произнес Спиноза?» «Нет, не знаю», — тихо пробормотал я. «Так вот Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, запомни, не •рыдать, не смеяться, а понимать».

Через месяц он умер. У него не было родных, и похоронная пришла на адресок школы.

Сейчас я нередко вспоминаю о нем. Когда мы ехали сюда Глава 4 - Бывают дни без фейерверка, и в теплушке было тепло, и все лежали бездвижно, и каждый мог мыслить о ком желал, о собственных живых и о собственных погибших, — я задумывался о потрясающем. Я и на данный момент нередко думаю Глава 4 - Бывают дни без фейерверка о нем.




glava-4-nibiru-odinokij-korabl-patrisiya-kori-atlantida-bitva-sveta-i-tmi.html
glava-4-normativno-pravovoe-obespechenie-obrazovaniya-celi-i-principi.html
glava-4-novoe-otkritie-magicheskogo-duha-zhak-berzhe-lui-povel.html