ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов

^ ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА. АВИАБАЗА БИТТЕРФОНТЕЙН.

Маршрут перелета был назначен совершенно не таковой, каким его для себя представлял командир воздушного судна. Хотя в отношении военного самолета вернее было бы сказать — корабля. К удивлению членов ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов экипажа, в конце первого шага перелета они оказались на военной авиабазе, где их «средством производства» впритирку занялась бригада высококвалифицированных профессионалов. В том, что база была военной, летчики не сомневались. Уж на ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов военные аэродромы они в собственной жизни насмотрелись довольно.

Спустя трое суток Йенг не вызнал собственный самолет. Значительно затрепанная за годы нелегкой службы «вешка» преобразилась. Ранее лодку красили как попало, в ничтожных попытках изобразить камуфляж просто ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов замазывали истертые места чем придется. На базе старенькую расцветку смыли особым составом. После трехдневной работы техников фюзеляж и плоскости сверкали специальной краской на полимерной базе, делающей самолет малозаметным для радаров. Износившиеся ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов детали были изменены. Когда же заместо дряблых движков техники начали устанавливать моторы конторы «Пратт энд Уитни», кореец отправился к представителям нанимающей стороны за разъяснениями.

К собственному большенному ублажению государь Йенг вызнал ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов, что цена переоборудования самолета не оказывает влияние на размеры гонорара экипажа. И что по окончании операции самолет в отремонтированном виде без всяких критерий и валютных вычетов остается в полном распоряжении его сегодняшних ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов хозяев. После чего разговора экипаж полностью доверился персоналу базы. Деньком и ночкой люди, говорящие на незнакомом для азиатов языке, колдовали с каким то радиоэлектронным оборудованием. С разрешения Йенга заместо старой, обычной для экипажа ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов системы навигации на борту появилось оборудование «Лоран С». И уж совершенно без разрешения командира и к большенному негодованию стрелка радиста техники демонтировали артустановку и прикрепили на ее месте таинственные продолговатые контейнеры. Такие же ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов коробки появились и на подкрыльевых поплавках. В ответ на все возражения наниматели обвораживающе улыбались и отвечали, что в этом рейсе стрелять не придется. И обещали по возвращении установить орудие на место ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов.

В довершение ко всему, к самолету прикрепили нечто на специальной направляющей, своими очертаниями оно напоминало очень уменьшенную копию спортивного планера. «Планер» был оснащен своим движком и мог летать автономно. Экипажу ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов объяснили, что этот аппарат будет отделяться в полете и следовать за лодкой без помощи других. Управлением планера и содержимым контейнеров ведал оператор, занимавший место стрелка радиста в освободившейся стеклянной полусфере в хвосте.

В первом же ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов тренировочном вылете обнаружилось: контейнеры содержат внутри себя что то наподобие выпускаемых в воздухе проволочных антенн. Передав управление брату, Йенг пробрался в хвост и понаблюдал за работой оператора. Планер уверенно повторял все эволюции ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов самолета. Поначалу небольшой аппарат находился на достаточно значимом расстоянии от хвоста лодки, позже догнал ее. По команде оператора он приближался, шел выше, ниже, набирал и сбрасывал высоту. Буксируемый шлейф чинно тянулся ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов следом за кормой, как хвост за воздушным змеем. По сторонам показывались еще два шлейфа — из контейнеров на поплавках. Очередной таковой же трепыхался сзади планера. Перед посадкой все буксируемые штучки сбрасывались, и самолет обретал ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов обычную легкость в управлении. Планер опускался на парашюте.

Раз в день в протяжении нескольких недель летчики тренировались, привыкали к новенькому оборудованию. Во время каждого учебного вылета остававшиеся на земле инженеры пристально наблюдали ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов за лодкой при помощи радаров и производили какие то замеры. Им подыгрывала обосновавшаяся в салоне самолета команда техников. Они кропотливо следили за поведением всей бортовой радиоэлектроники, систем связи и ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов навигации. По командам с земли летчики делали нужные маневры, не всегда понимая их назначение. Почти всегда контролеры остались довольны плодами телеметрии. Экипажу не нравились только новые трудности в управлении. Непривычная техника значительно затрудняла ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов пилотирование — машина стала неповоротливее, время от времени в полете ее вело. Летчиков успокоили, что в рейсе оборудование будет употребляться только на маленьком участке маршрута.

— Что ж, если все это делает машину неприметной для ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов радаров, то я ничего не имею против, — сказал командир корабля свое мировоззрение членам экипажа после очередной посадки, и, как обычно, с их стороны не было возражений. Он бы очень растерялся ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов, узнав, что новое снаряжение ничего общего с маскировкой не имеет.

Даже совершенно напротив.

^ ГЛАВА 5. 26 МАРТА 1988 ГОДА. РАЙОН ВУОТСО.

Северная весна уверенно вступала в свои права. Озеро освободилось ото льда, но кое где на берегу ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов и в лесу еще лежал снег. Багряное солнце медлительно сползало к горизонту, на прибрежных островках устраивались на ночь утки и гуси — передохнуть по пути на север. Через птичий галдеж пробивалось ворчание ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов дизеля передвижной электростанции. Пернатых, казалось, никак не заботило присутствие людей. В лесу шум с озера умолкал, терялся в нередком ельнике. Предсумеречные лучи пробивались через кроны, кидали пятна света на укрывшиеся меж ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов сосен трейлеры. Два прицепа плечо о плечо разместились на поляне. Оба покрашены в неброские сероватые и карие цвета. Рядом — несколько палаток. На шесте слабенький ветерок полощет новый полосатый «колпак» ветроуказателя.

Тишь на поляне нарушалась свистом ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов вентиляции аппаратуры в прицепах, гулом дизеля и гудением трансформаторов. Меж прицепами и электрической станцией тянулись жгуты кабелей. Надпись на бортах трейлеров извещала об их принадлежности к орнитологической экспедиции, организованной институтом ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов Хельсинки под эгидой «Greenpeace»; ниже наименования экспедиции — номера телефонов, факса и банковского счета фонда любителей местной фауны. Для больщей уверительности слева от надписи красовалась эмблема с изображением полярного гуся, несказанно обрадованного тем, что кто ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов то сподобился серьезно заняться его исследованием. На борту прицепа можно было прочитать: «Передвижная метеостанция». Вывеска у заезда на поляну предупреждала о значимости проводимых тестов. Рыбаков и туристов, буде таковые объявятся ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов, обходительно просили не пугать живность и расположиться в другом месте.

Людей было незначительно: несколько человек возились с непонятного предназначения компрессором; двое с отсутствующим видом бродили вокруг лагеря; один, вооруженный камерой с двадцатикратным объективом, вел ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов наблюдение за озером, временами озираясь вокруг.

Но тот, кто выбирал место для лагеря, исключил саму возможность ненужного соседства. Оборудование на поляне было, мягко говоря, странноватым для орнитологической экспедиции. Еще можно было ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов оправдать присутствие на крыше прицепа антенн спутниковой связи — мол, нужно раз в день докладывать высоконаучным кругам в столице о результатах наблюдений за птицами и погодой. Но колпак ветрозащиты на другом прицепе выдавал системы ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов вторичной радиолокации, более уместной в аэропорту, ежели на берегу лесного озера. А для чего он орнитологам, это разумному разъяснению не поддавалось.

В трейлере с тарелкой на крыше, прихлебывая чай из ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов термоса, разгадывал кроссворд оператор станции спутниковой связи. Во 2-м двое посиживали за мониторами, 3-ий — у стойки передатчика сильной радиостанции. Мониторы были оконечными устройствами станций спутниковой связи, находящейся в первом трейлере, и системы ближней навигации ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов. Хватало в прицепах и другой электроники. И если человек у радиостанции читал журнальчик, временами посматривая на индикаторы, то его сотрудники не отрывали глаз от собственных мониторов.

На дисплее светилась карта, и хотя ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов она была достаточно схематична, просто угадывались очертания Карелии и Кольского полуострова. Суша зеленоватая, море сероватое. Кое где желтели значки и числа. Пульсирующая красноватая точка сдвигалась к центру района, очерченного ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов голубой окружностью. Место лагеря обозначал желтоватый треугольник, озеро было нейтрального сероватого цвета, как и акватория Белоснежного моря. На втором мониторе, на таковой же карте, скользила по собственной линии движения отметка местоположения коммерческого спутника связи ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов, зона доступа аппаратуры спутника плавненько ползла к границам голубого круга.

Хоть какой посторонний наблюдающий сходу бы сообразил, что операторы привыкли работать сообща. Такая слаженность свойственна для диспетчеров аэропортов либо военных аэродромов ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов. Ни пустых дискуссий, ни излишних жестов. Они посиживали у экранов, только время от времени обмениваясь маленькими замечаниями.

Точка на мониторе наконец то приблизилась к подходящей отметке. Это занесло некое оживление — высочайший человек ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов неопределенного возраста кивнул другу. Тот, посматривая в блокнот на пульте, стал жать кнопки. На транспаранте слева от клавиатуры высветилась композиция цифр и букв. Высочайший, судя по манере держаться, был начальником. Он достал ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов из кармашка таковой же блокнот, сверил кодовую фразу с записями, позже надавил кнопку, посылая сигнал невидимому корреспонденту. Бойцы и офицеры 2 й бригады разведки и РЭВ8 армии Южно Африканской Республики без усилий узнали бы ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов в высочайшем капитана Иоганна Веллера, а в его ассистенте — второго лейтенанта Нельсона Брукса.

Тем временем корреспондент витал в небесной выси над Карелией. Снаружи он был похож на метеорологический зонд. Сигналы, идущие из его ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов контейнера, на сто процентов соответствовали морзянке обыденного лазутчика погоды. Они передавались на согласованной всеми надлежащими организациями частоте. По таким сигналам метеослужбы рассчитывают методом триангуляции координаты собственных посланцев, по величине давления воздуха на ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов их корпуса определяют высоту. Не считая того, зонд с установленной периодичностью шлет на землю данные о температуре воздуха. Позже, анализируя информацию сотен таких разведчиков, спецы составляют прогноз погоды. У хоть какой ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов радиослужбы, приписанной к компетентным организациям, сигналы зонда не вызвали бы никаких колебаний в «лояльности» шара к находящимся понизу объектам.

Меж тем персонал в трейлерах будто бы заинтересовывало положение только собственного шарика, чужие данные ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов стопроцентно игнорировались. Записи значений давления и температуры не велись вообщем, а кривые и графики, обыденные для таковой ситуации, не составлялись. Окажись в трейлере в этот момент метеоролог, его бы ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов озадачило схожее небрежение. Стоило ли тратиться на пуск шара, если от его полета никакой полезности?

Но за положением зонда в пространстве люди за мониторами наблюдали со всем соответствующим усердием, равномерно «склевывая» отметки на дисплее ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов с помощью устройства, которое напоминало увеличенный трекбол. По всей видимости, от пуска шара они ждали эффекта не метеорологического характеристики.

С получением сигнала контейнер зонда открылся, и к земле полетел предмет, по ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов форме похожий с цилиндром, но с одной стороны заканчивающийся конусом. Размерами предмет не превосходил фонарика, любимчика монтажников радиоаппаратуры, либо толстого фломастера. Шар, утратив часть нагрузки, резко ушел ввысь. В двухстах метрах от земли ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов из тупого конца сброшенного устройства выскочил тормозной парашют. Через 40 секунд груз мягко ткнулся острием в прошлогодний снег.

Деятельность людей в прицепах перебежала в новейшую стадию. Сейчас операторов занимало движение спутника. На удаляющуюся ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов в сторону Белоснежного моря отметку метеорологического зонда никто не смотрел.

Упавший с неба предмет бездействовал недолго. Через минутку раздался негромкий щелчок, от корпуса разлетелись серебристые проволочки, из глубины прибора выдвинулся маленький штырь. Испуганная ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов незнакомым звуком белка шарахнулась от небесного гостя, распласталась на стволе сосны и зацокала, предупреждая сородичей об угрозы.

Зона связи спутника в конце концов захватила и район падения контейнера, и ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов место лагеря. По команде старшего оператор послал сигнал, содержащий новейшую кодовую комбинацию. Сигнал прошел через спутник, на земле его приняла и обработала аппаратура, для которой он и предназначался. Посланец в снегу тотчас ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов подтвердил, что готов к предстоящей плодотворной деятельности. На мониторе в подсвеченном голубым районе вспыхнули и погасли девять оранжевых точек. У небесного гостя на земле обнаружились родственники.

— Ну сейчас можно и начинать. — Веллер ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов снял телефонную трубку с пульта связи, потыкал пальцами в кнопочный пульт, дождался, ответа и доложил кому то о достигнутых успехах…

А утки и гуси уже умиротворенно спали, пряча клювы под крыльями. Пернатым ГЛАВА 4. ФЕВРАЛЬ 1988 ГОДА - Константин Козлов нет дела до людей с их непонятными заботами. На волнах за наиблежайшим островком качалась летающая лодка «Be 12» с кропотливо укрытыми брезентом бортовым номером и опознавательными знаками.



glava-4-a-rabi-kak-govna.html
glava-4-alamutskij-period-v-istorii-nizaritskogo-ismalizma-l-n-dodhudoevoj-glavi-4-5-predislovie-o-f.html
glava-4-analiz-infekcionnoj-i-parazitarnoj-zabolevaemosti-v-kurganskoj-oblasti.html