Глава 4. Образование для взрослых

Прошло четыре недели. У группы появилось сознание собственных прав. Первым неотъемлемым правом было лупить баклуши и веселиться до начала занятий. Расхаживали по классу, жевали булочки из кафетерия и пили кофе. Читали «New York Post» и заключали пари, кто одолеет в вечернем матче. Кроссворды из «New York Times» ксерокопировали в 127 экземплярах и Глава 4. Образование для взрослых раздавали каждому. Кто-то позвонил девушке, занимавшейся сексом по телефону, и подключил его к громкоговорителю. Я, как обычно в это время, жевал булку с котлетой.

Ура! Макс Джонсон, прошлый пилот истребителя ВМС США, залепил картонным шариком в висок Леонарду Бублику, четырехглазому владельцу диплома МВА Индианского института. Бублика это не могло Глава 4. Образование для взрослых изумить, так как такое с ним бывало нередко, но он смотрелся оскорбленным и высматривал обидчика. «Отличная стрижка. Бублик!» – проорал некто с заднего ряда, закинувший ноги на стул рядом с Джонсоном. «О-ох, повзрослеть бы вам, ребятки!» – откликнулся Бублик, не вставая со собственного места в первом ряду.

Сцену оборвала вошедшая Глава 4. Образование для взрослых Сьюзен Джеймс. Джеймс игралась необычную роль. Она была кое-чем меж нянькой и завучем. В заслугу за неплохую работу ее, по некоей развращенной логике, оставляли для работы со последующей учебной группой. Она, как и все другие, предпочла бы работать на торговом этаже, но ей до этой Глава 4. Образование для взрослых цели было еще далее, чем хоть какому из нас. Так как доступ к торговле был ей закрыт, весь ее воспитательский авторитет сводился к нулю. Ей оставалось только сетовать на нас начальству, но даже и этого она не могла. Ведь мы были ее будущими начальниками, и она предпочитала сохранять дружественные дела. Когда Глава 4. Образование для взрослых мы переместимся на торговый этаж, а она займется последующей учебной группой, от нас будет зависеть ее работа. Каждый знал, что власти у нее никакой, потому когда ее не дразнили, то просто не замечали. Но сейчас она появилась с принципиальной вестью.

– Хватит шалить, мальчишки, – в голосе была мольба, как у воспитательницы Глава 4. Образование для взрослых в летнем лагере намедни родительского денька. – Через минутку к нам придет Джим Мэсси. У группы уже и без того гнусная репутация.

Последнее было незапятанной правдой. За пару дней ранее один заднескамеечник ухитрился засветить картонным комком в затылок директору отдела исследовательских работ рынка облигаций. Тот от возмущения Глава 4. Образование для взрослых покраснел и 5 минут кричал на нас. Так как виновника отыскать не удалось, он, уходя, пообещал отыграться на всех.

Сьюзен Джеймс в десятый раз повторила, что воспоминание, произведенное нами на Джима Мэсси за те полчаса, что он проведет в нашем классе, обусловит нашу карьеру (жалованье) до пенсии либо до погибели Глава 4. Образование для взрослых. Все считали, что Мэсси играет при Джоне Гутфренде достаточно экзотическую для американской компании роль – личного палача. Не надо было иметь уж очень развитого воображения, чтоб представить, как он при помощи заточенного до бритвенной остроты котелка сносит голову дерзкому стажеру. Его отличительной особенностью, которую некие могут счесть даже недочетом, было полное Глава 4. Образование для взрослых неумение улыбаться. Формально Мэсси был членом исполнительного комитета Salomon Brothers и отвечал за реализации. Он же отвечал и за наше будущее. Конкретно в его распоряжении была темная доска рассредотачивания по рабочим местам, находившаяся за торговой площадкой. Легким движением руки он мог хоть какого загнать из Нью-Йорка в Атланту. Студенты страшились Глава 4. Образование для взрослых Мэсси, и, судя по всему, ему это нравилось.

В первый раз он появился у нас, чтоб ответить на вероятные наши вопросы о фирме. Это было всего через несколько недель после начала занятий. Естественно, у нас должны были появиться вопросы. Но по сути нам просто не оставили выбора. Вам стоит Глава 4. Образование для взрослых проявить разумную любознательность, произнесла Сьюзен. «И будет лучше, если вы станете задавать приятные вопросы. Не запамятовывайте, что вы сами заинтересованы в неплохом впечатлении».

Вот так звучал сигнал, оповестивший о прибытии хранителя корпоративной культуры. Большой рот с очень тонкими губками, маленькая стрижка, сероватый фланелевый костюмчик, но без неотклонимого платочка Глава 4. Образование для взрослых в нагрудном карманчике. Весь его стиль отличался сухой экономностью, ну и манерой двигаться он напоминал атлета, берегущего силы для решающего рывка.

Он произнес маленькую речь, сводившуюся к тому, как уникальна и досточтима компания Salomon Brothers. Нам поведали о том, что это наилучшая в мире торговая компания и что тут очень Глава 4. Образование для взрослых ценят умение работать в коллективе и поддерживать дух сплоченности (а где по другому?). Нам сказали, что, если кто-либо вздумает болтать с газетчиками о доходах компании, он будет немедля уволен (компания отличается скромностью и осторожностью). Может, кто слыхал о судьбе служащего Salomon из Лос-Анджелеса, который появился Глава 4. Образование для взрослых на фото в «Newsweek» снятым на фоне бассейна для демонстрации того, как неплохи его дела? Итак вот, его ограбили. Нам растолковали, что капитал в 3 млрд баксов делает фирму самой сильной силой денежных рынков и что не имеет никакого значения, чего нам удалось достигнуть ранее, так как ни один из Глава 4. Образование для взрослых нас недостоин даже подать чашечку кофе тем, кто работает на торговом этаже. Под конец нам порекомендовали ни о чем же не беспокоиться и предоставить фирме (другими словами самому Мэсси) решить, где конкретно нам лучше работать по окончании учебы.

Подобно другим админам компании, Мэсси в 1985 году был окрылен – уже несколько Глава 4. Образование для взрослых кварталов попорядку компания демонстрировала рекордную прибыль. При этом рекордную не только лишь для истории самой компании, да и по масштабам всей Уолл-стрит. Он не мог ошибиться. Из того, что он гласил, следовало, что и компания не может ошибиться. Но когда он попросил задавать вопросы, появилось глухое молчание. Мы были очень Глава 4. Образование для взрослых подавлены и онемели.

Лично я не собирался задавать никаких вопросов. Он наверное знал много чего увлекательного, но у меня появилось чувство, что приглашение задавать вопросы было неискренним. И в этом я был не одинок. Никто не возжелал поинтересоваться, например, почему, если все служащие Salomon должны воздерживаться от контактов Глава 4. Образование для взрослых с газетчиками, Гутфренд красуется на обложках всех деловых изданий страны. Никто не рискнул спросить и о том, что вправду заинтересовывало каждого: сколько мы будем зарабатывать в наиблежайшие несколько лет. И уж подавно никому в голову не пришло задать вопрос, почему Джима Мэсси, занимающегося подбором кадров и несущего Глава 4. Образование для взрослых прямую ответственность за взрывное расширение компании, не беспокоят последствия этого невразумительного роста (хотя даже студенты учебных курсов понимали, что что-то идет не так). Мы просто не могли придумать, о чем бы его спросить. Конкретно этим и отличается работа от школы. Тут не были необходимы пытливые и любознательные разумы Глава 4. Образование для взрослых. Фирме нужна была слепая вера. Но Мэсси натолкнулся на отпор даже со стороны слюнтяев из первого ряда; даже они не захотели ему подыграть.

Прямо передо мной в первом ряду посиживала Сьюзен Джеймс, схожая на измученную воспитательницу детского сада. Ну же, мальчишки, спросите его о чем-нибудь! В конце концов Глава 4. Образование для взрослых справа от меня растянулась ввысь рука какого-то отъявленного отличника. Я незначительно знал его и закрыл глаза, чтоб не созидать этого позора. И он не подкачал.

– Не могли бы вы сказать, – спросил этот молодой карьерист, – собирается ли компания открыть отделение в одном из городов Восточной Европы? В Праге либо еще где-нибудь Глава 4. Образование для взрослых?

В Праге! Если б пред нами был не член исполнительного комитета компании, а кто-либо рангом пониже, класс бы немедля взорвался свистом, криками и градом картонных шариков. Заместо всего этого сзади раздались звуки кашля... будто бы там давились от хохота. Вероятнее всего, за всю 75-летнюю историю Глава 4. Образование для взрослых конторы никому и в голову не приходило открыть отделение в Праге. Вот какой творческий порыв может породить присутствие члена исполнительного комитета, которого нельзя отпустить, не задав ему пары вопросов.

Но Мэсси, в отличие от заднескамеечников, отнесся к этому вопросу серьезно, совершенно как представитель Госдепа. Ему, вероятнее всего, было бы приятнее Глава 4. Образование для взрослых ответить на вопрос «Как вы достигнули фуррора в Salomon?», но это был, видимо, не самый успешный для него денек.

После визита Мэсси к нам целый месяц не наведывался никто из высших чинов. Наверное, он порекомендовал им этого не делать, чтоб не расстраиваться. Но позже к нам внезапно заявился другой член Глава 4. Образование для взрослых исполнительного комитета, Дейл Горовиц, а следом за ним и сам генеральный директор.

Горовиц был воплощением старомодного вида вкладывательного банкира, разменявшего уже 5-ый десяток, ловкого и находчивого, – безупречный кандидат на пост главы пражского отделения, когда настанет время его открыть. Это был большой мужик с круглой, кратко остриженной головой, кое-чем схожий Глава 4. Образование для взрослых на Винни Пуха. К его возникновению у нас я знал о нем только, что он, как и Гутфренд, сделал для себя положение на городских облигациях и что некие из моих еврейских друзей относились к нему с преданностью. Он был реальный раввин: смиренный и мудрейший и большой любитель Глава 4. Образование для взрослых большенных сигар. Заглазно его называли дядя Дейл. Он не встал за кафедру, а заместо этого сел на преподавательский стол, делая упор на обширно расставленные руки. Он внезапно заговорил о том, как нужна человеку крепкая и дружная семья и как это важнее удачной карьеры. Думаю, это была самая странноватая речь из всех Глава 4. Образование для взрослых, слышанных нами в процессе учебы. Потом, все таким же глубочайшим и теплым голосом, он предложил нам задавать любые вопросы. Спрашивайте обо всем, что вам любопытно.

Взошло сходу несколько рук. Видимо, класс созрел для того, чтоб кое-что узнать о компании Salomon Brothers. Откуда-то из середины комнаты был Глава 4. Образование для взрослых задан 1-ый неплохой вопрос.

– Почему, – спросил неспокойный студент, – арабы включили нашу фирму в блэклист?

В лице дяди Дейла что-то дернулось.

– Для чего вам это? – огрызнулся он.

Наш Винни Пух разозлился, будто бы его облили помоями. О блэклисте арабов было не принято гласить, хотя я до сего времени не Глава 4. Образование для взрослых понимаю почему. Не надо было быть 7 пядей во лбу, чтоб додуматься, что мы входим в этот перечень. (Хотя потребовался бы Джеймс Бонд и дипломатичная миссия в Дамаск, чтоб снять имя нашей конторы из этого перечня.) Арабы разорвали дела с Salomon, когда та соединилась с компанией Phillips Brothers, которая Глава 4. Образование для взрослых специализировалась на торговле биржевыми продуктами. Последняя, как мне гласили, имела тесноватые дела с Израилем. Мне казалось, что блэклист должен бы стать безобидным после падения цен на нефть. Сейчас арабы растрачивали не намного больше, чем зарабатывали. При 12-ти баксах за баррель они стали куда наименее необходимыми клиентами, чем до этого. Никакой корпоративной Глава 4. Образование для взрослых потаенны во всем этом не было. Все же казалось практически видимым, как против имени человека, задавшего этот вопрос, появилась темная галочка.

Дети не смогли ублажить хорошего дядюшку. Нас усыпило неверное чувство безопасности. При этом ситуацию мы переоценили фактически одномоментно. Почувствовав, что капкан вот-вот захлопнется, поднятые для Глава 4. Образование для взрослых вопросов руки опустились. Но один бедняга протормозил, и Горовиц ему кивнул – задавай собственный вопрос.

– Почему, – спросил пытливый студент, – почему мы допускаем, чтоб нашим наикрупнейшим акционером оставалась южноафриканская компания? Кто-либо в фирме смотрит за этичностью поведения наших акционеров?

Горовиц бросил на него уничтожающий взор, очевидно говоривший: «Вы, говнюки Глава 4. Образование для взрослых, так нескромны и дерзки, что даже слов на вас растрачивать не стоит». К этому времени у него изо рта уже торчала большая толстая сигара, которую он энергично перекатывал из 1-го угла рта в другой, а его глаза сощурились и стали похожи на прорези для стрельбы. Minorco, горнодобывающая компания из Южной Африки, обладала Глава 4. Образование для взрослых 12 процентами акций Salomon Inc. Дядя Дейл ответил – да, этику мы учитываем (кто-либо может представить для себя вкладывательного банкира, заявляющего, что ему плевать на этику?), но он не хочет дискуссировать этот вопрос в подробностях.

На этом наша гласность и кончилась.

Через некоторое количество дней у нас появился Джон Гутфренд Глава 4. Образование для взрослых. К этому времени мы уже утомились от сердечных дискуссий с представителями управления. Достаточно многие откровенно собирались отоспаться на выступлении Гутфренда. Сьюзен Джеймс паниковала из-за опасений, что встреча с огромным человеком пройдет недостаточно интенсивно и презентабельно. В утро огромного действия ее секретарь позвонила каждому напомнить, что он должен Глава 4. Образование для взрослых явиться, если не желает проблем. Мне можно было бы и не звонить. У меня не было ни мельчайшего намерения пропустить это событие. Я, естественно, не рассчитывал услышать что-либо новое, но считал, что это будет так либо по другому менторское зрелище. Ведь все-же речь шла о человеке, который наложил Глава 4. Образование для взрослых собственный отпечаток на компанию, его сильные и слабенькие стороны стали неотъемлемой чертой Salomon Brothers.

Гутфренда нередко винят в том, что он злоупотребляет английским акцентом, но на том шаге собственной карьеры все его британизмы сводились к использованию слов типа «дружище», что, на мой вкус, дает не столько Британией, сколько северо Глава 4. Образование для взрослых-восточными штатами. Нет, по-настоящему наигранной чертой его поведения было монументальное спокойствие в духе величавого муниципального деятеля. Его спокойствие было так энергичным и нарочитым, что вызывало в других стрессовость – и подозрительность. После каждого данного ему вопроса он делал нескончаемые паузы. Было воспоминание, что ему вправду любопытно Глава 4. Образование для взрослых знать, что мы думаем. Когда ему задали вопрос о благотворительной деятельности Salomon Brothers, Гутфренд насупился, выдержал прямо-таки рекордную паузу и сказал, что благотворительность – это тяжелый вопрос и он будет благодарен, если нам получится в этой области что-либо сделать.

Все ждали, что Гутфренд окажется обычным торговцем – грубияном и сквернословом, и его Глава 4. Образование для взрослых манеры лощеного муниципального деятеля нас приятно поразили. Он был толстый, как Черчилль, с седоватыми редеющими волосами, как у Гарри Трумена, и если не ростом, то величественностью манер напоминал Де Голля. Но куда же делся человек, который призывал нас каждое утро вставать с готовностью «перегрызть глотку медведю»? Куда делся Глава 4. Образование для взрослых человек, узнаваемый по всей Уолл-стрит как мощнейший и свирепый финансист? Человек, одно имя которого вселяло кошмар в сердца директоров компании? Мы не знали, и не уверен, что желали бы выяснить. Возвышенность эмоций и многозначительность пауз так резко контрастировали с его репутацией и всем тем, что ведали о нем Глава 4. Образование для взрослых, что было просто невообразимо вообразить себя обсуждающим с ним за чашечкой чая задачи одного пути. Каждый знал, где и как он набрался манер муниципального деятеля, но никто -не веровал, что это в нем истинное. Просто сигнал угрозы, как гипнотизирующий неподвижный взор кобры.

Он отбыл, так и не поделившись с нами Глава 4. Образование для взрослых ничем вправду увлекательным, но зато продемонстрировав, как смотрятся поблизости денежные светила мирового класса. На этом и завершилось наше знакомство с управлением компании Salomon Brothers.

Мне кажется, что странноватое поведение нашего управления было просто реакцией на свалившуюся им прямо в руки жирную добычу. Они всё еще пожирали индюшку Глава 4. Образование для взрослых, нафаршированную для их Полом Волкером и кредитным разгулом янки. Эти обыкновенные, умеренные люди всю жизнь питались крохами от сбережений населения, и вдруг внезапно перед ними на блюде очутилась большая, жирная, обильно фаршированная птица. Они какими были, такими и остались, но в один прекрасный момент днем пробудились обеспеченными и известными Глава 4. Образование для взрослых. Поменялись доходы, а с ними и вся жизнь. Только представте.

Если вы сдержанный человек, не склонный отождествлять себя со своим банковским счетом, то, получив откуда-то чек на 10-ки миллионов баксов, вы, может быть, поведете себя, будто бы выиграли на ипподроме, – начнете скакать, смеяться и заснете со счастливой ухмылкой внезапной Глава 4. Образование для взрослых фортуны. Но если ваше чувство собственного плюсы намертво связано с денежным фуррором, вы сможете пошевелить мозгами, что заслужили эту поразительную фортуну. Вы примете это как отражение укрытых до этого незаурядных плюсов. И новое чувство своей весомости при рассуждениях об уникальности и значительности культуры компании Salomon Brothers будет Глава 4. Образование для взрослых везде аккомпанировать вас, как сильный запах дешевенького одеколона.

На Уолл-стрит практически все относятся к своим деньгам серьезно, независимо от их происхождения, и наши шефы не были в этом исключением. Всего несколько ветеранов Salomon Brothers относились к новенькому богатству с недоверием и настороженностью. Не то чтоб они не считали себя достойными Глава 4. Образование для взрослых всем этим обладать и воспользоваться. Но их волновало то, что Америка все в основном жила в долг. (В общем, чем больше человек знал о Величавой депрессии, тем посильнее его беспокоила неувязка кредитного Загула.) Отдел исследовательских работ рынка облигаций возглавлял Генри Кауфман, являвший в то время самый броский пример Глава 4. Образование для взрослых раздвоенности сознания. Он был не только лишь пророком рынка облигаций, да и совестью нашей конторы. Он гласил инвесторам, ввысь либо вниз пойдут цены на облигации. И он так нередко бывал прав, что рынки сделали его известным если не во всем английском мире, то, во всяком случае, посреди читателей «Wall Street Глава 4. Образование для взрослых Journal». При всем этом Кауфман имел репутацию Темного Пророка. В его честь устроили большой прием, но он, казалось, с нетерпением ожидал, когда все завершится. В июле 1987 года он писал в «Institutional Investor»: Самым поразительным в 1980-х годах было взрывное, не имеющее исторических параллелей расширение кредитов. Повышение кредитов Глава 4. Образование для взрослых было совсем непропорционально росту ВНП и расширению валютной базы. Я думаю, это вышло поэтому, что мы освободили финансовую систему и сделали финансовое предпринимательство, но не выработали внутренней дисциплины и системы контроля. Вот так мы сейчас и живем.

Вот такие мы сейчас: одичавшие, невразумительные и все в долгах. Мы, Salomon Brothers, принадлежали к Глава 4. Образование для взрослых группе основных денежных бизнесменов. Как следует, Кауфман утверждал, что конкретно мы сделали делему.

Большая часть янки продолжали считать, что Уолл-стрит – это рынок акций, но в 1980-е годы тон и стиль задавал рынок облигаций. Компания Salomon Brothers была в центре перемен и скупо заглатывала все, что Глава 4. Образование для взрослых валилось на нее с небес, радуясь тому, что удалось оказаться в подходящем месте в необходимое время, и гордясь, полностью оправданно, своим познанием рынка облигаций. Но при всем этом компания действовала втемную. У нее отсутствовало точное осознание того, куда может привести это взрывное расширение рынка облигаций. Не было недочета воззрений о Глава 4. Образование для взрослых том, как распорядиться внезапно свалившимся богатством. У торгового человека всегда есть своя точка зрения, но они все отличались малой логичностью и чрезмерным потворством своим желаниям. В 1980 году компания пустилась в самый дорогостоящий и необычный денежный загул, какие только знает история американских компаний, и все десятилетие этого загула компания Глава 4. Образование для взрослых была в экстазе от того, какая она умная и везучая.

Мы отучились уже практически восемь недель, и все лекторы стали нам казаться на одно лицо. Но наше внимание смог привлечь запойный курильщик с бруклинским акцентом, который даже на лекциях не выпускал сигарету изо рта. Поначалу я не сообразил, что в нем притягивает Глава 4. Образование для взрослых внимание. Позже сообразил: морщины. Это был старый человек. На общем фоне его отношение к собственной работе можно было именовать слащавым. Он так и сыпал поговорками и анекдотами. «Когда я занят торговлей, понимаете ли, я не останавливаюсь, чтоб погладить себя по голове, так как после чего ты обычно получаешь Глава 4. Образование для взрослых здоровый пинок в пятую точку. А это очень противное ощущение». На вопрос о том, как он достигнул фуррора, он ответил: «В стране слепых одноглазый – король». Идеальнее всего был его способ оценки инфы, который мне позже очень понадобился: «Говорящие обычно не знают, а понимающие не говорят».

Говорил он нам Глава 4. Образование для взрослых большей частью про рынок акций, так как сам принадлежал к страшившему нас отделению по операциям с акциями, где тебя могли навеки погрести в таковой невылазной дыре, как Торговля акциями в Далласе. Самый обычный и дешевенький метод избежать рассредотачивания в Даллас заключался в тем, чтоб нигде и никогда не встречаться Глава 4. Образование для взрослых с людьми из отделения акций. Ведь до этого, чем оседлать тебя, они должны были как-то тебя отыскать и выделить из общего ряда. В ту неделю, когда нам ведали о рынке акций, все старались как можно поглубже и незаметней посиживать на собственных местах. Исходили мы из того, что, отчитав нам Глава 4. Образование для взрослых положенные лекции, они больше нас уже не увидят. Произнесенное не означает, что отделение акций лупило баклуши. Salomon Brothers принадлежала к числу ведущих операторов Уолл-стрит по размещению новых выпусков акций и заходила в группу из 2-ух либо 3-х огромнейших торговцев акциями, но снутри конторы работавшие с акциями были гражданами второго Глава 4. Образование для взрослых сорта. Акции приносили сравнимо не много средств.

Отделение акций размещалось не на 41-м этаже, который являлся главной торговой площадкой, а этажом ниже. Потолки на 40-м были ниже, не было окон и притягательности центра событий. Кроме профессионалов по акциям, там располагались многие торговцы облигаций (на 41-й допускали только Глава 4. Образование для взрослых украшенных званием «большой хобот»). На 40-м правило непрерывное гудение, схожее на хор лесных сверчков, атональное сопровождение процесса реализации акций и облигаций. Это сливались сотки голосов – объясняющих, оправдывающих и приукрашивающих собственный продукт. Через громкоговоритель, узнаваемый как матюгальник, человек с 41-го этажа с криками и гиканьем подгонял продавцов 40-го активнее Глава 4. Образование для взрослых продавать облигации. В один прекрасный момент я проходил по этому этажу, в момент когда компания пробовала расположить облигации сети аптек Revco (позже обанкротившейся, так как не смогла погасить конкретно этот выпуск облигаций). Из динамика гремел глас: «Ну же, ребятки, правда никому не нужна. Мы тут другим торгуем!» На 40-м царствовали Глава 4. Образование для взрослых сумрачные и беспощадные характеры.

40-й этаж был куда посильнее удален от 41-го, чем можно было бы помыслить. Его обслуживала отдельная группа лифтов. Люди весь денек сновали с этажа на этаж, но никогда не поднимали глаз друг на друга. Система коммуникаций была отлично отлажена, а людские дела так просты, что торговец Глава 4. Образование для взрослых из Далласа ощущал себя менее удаленным от 41-го этажа, чем торговец с 40-го. Быстрее, Даллас был некоторым образом поближе. По последней мере, когда на 41-м появлялись люди из Далласа, директора компании их приветствовали как далеких странников.

Отделение акций являло собой живой пример превратности судьбы. Некогда рынок акций Глава 4. Образование для взрослых был наикрупнейшим источником доходов Уолл-стрит. За операции взимали жирные фиксированные комиссионные, сумма которых не подлежала дискуссии. Каждый раз, как акции переходили из рук в руки, некий брокер, тратящий, в сути, не так много усилий, клал для себя в кармашек кругленькую сумму комиссионных. При продаже 200 акций сумма вознаграждения была Глава 4. Образование для взрослых в два раза больше, чем при продаже 100 акций, хотя труд в обоих случаях был один и тот же. 1 мая 1975 года пришел конец фиксированным комиссионным за брокерские услуги, в итоге чего доходы от комиссионных резко сократились [Брокеры окрестили сей день Mayday, другими словами дали ему заглавие интернационального радиосигнала, который передают терпящие Глава 4. Образование для взрослых катастрофу корабли и самолеты, – от французского m'aider, «на помощь». – Примеч. переводчика.] . Инвесторы стали воспользоваться услугами тех брокеров, которые взимали наименьшие комиссионные за услуги. В итоге в 1976 году доходы Уолл-стрит сократились приблизительно на 600 миллионов баксов. Надежнейший в мире валютный пресс развалился. А позже, чтоб ухудшить бедность оскорблением, случился подъем Глава 4. Образование для взрослых рынка облигаций. С ростом рынка облигаций спецы по акциям перевоплотился в сравнимо бедных людей. Нет, естественно, они продолжали хорошо зарабатывать, да и следа не было той беспечной и нахальной роскоши, которой услаждались люди с рынка облигаций. Ни одному брокеру по акциям и в голову бы не пришло Глава 4. Образование для взрослых играть в покер лгунов на миллион баксов. Где бы он взял такие средства?

Мы, на учебных курсах, не собирались идти в бедняки. Потому у отделения акций была неувязка– как приманить людей. Так как они, в отличие от профессионалов по облигациям, не могли привлечь нашего внимания будущими благами, весь курс знакомства с рынком Глава 4. Образование для взрослых акций обращался в одну непрерывную торговую кампанию. В их выступлениях и призывах был колер упрашивания и виноватости, что затрудняло им решение задачки. Мы, учащиеся, многого не понимали, но у нас было идеальное чувство стиля. Мы твердо знали, что в целом качество воззвания с нами было назад пропорционально Глава 4. Образование для взрослых реальной привлекательности предлагаемой лектором работы. Правило было обычным: чтоб получить лучшую работу, следовало перетерпеть самые большие унижения.

В этом смысле положение стажера не достаточно чем отличалось от положения покупателя. Спецам по акциям приходилось быть мягенькими и заискивающими не только лишь с нами, да и с клиентами, так как Глава 4. Образование для взрослых конкурентность на рынке акций была очень острой. Инвестор мог приобрести акции IBM у Salomon, а мог у сорока других брокерских контор. Спецы по облигациям, напротив, могли вести себя с нами с предельной грубостью и свирепостью, но они могли так же относиться и к своим клиентам, так как по неким Глава 4. Образование для взрослых видам облигаций компания имела практически монопольное положение. Из того, как с нами обращались, можно было составить представление как о правилах поведения на различных рынках, так и о степени господства конторы на каждом из их. Навряд ли хоть какой из учащихся с равной элегантностью определил бы это, но смысл ситуации все понимали полностью Глава 4. Образование для взрослых верно: выбирай акции, и будешь лизать всем пятую точку, как Вилли Ломан, или выбирай облигации, тогда и будешь всех пинать, как Рэмбо.

При всем этом люди из отделения акций выглядели полностью счастливыми, хотя мне пришлось достаточно длительно разговаривать с ними, до того как я сообразил почему. Они жили Глава 4. Образование для взрослых под наименьшим давлением, чем маклеры и торговцы рынка облигаций. Они смирились со собственной судьбой и, подобно крестьянам на пасторалях Брейгеля, услаждались ординарными радостями жизни. Дом на берегу Джерси, а не в Хемптоне. Катание на лыжах в Вермонте, а не в Зерматте. До меня длительно не могло дойти Глава 4. Образование для взрослых, что люди в отделении акций жили полнокровной жизнью. В их жизни бывало все – рынок быков, рынок медведей и полный рыночный штиль. Но пока разлюбезный им рынок акций был на месте, их, казалось, не беспокоила относительная скудость доходов. Они отчаянно пробовали привлечь нас атмосферой комфорта и сердечности. Ради этого они сначала собственного отрезка Глава 4. Образование для взрослых курса раздавали каждому томики стихов, рассказов и воспоминаний. Последний, как досадно бы это не звучало, раскрывался последующим пассажем, принадлежащим перу спеца по акциям и озаглавленным «Мемуары маклера»: Опыт обучил его тому, что рынок подобен морю, к которому необходимо относиться с почтением и ужасом. Ты плыл по его безмятежной глади Глава 4. Образование для взрослых под мирным полдневным солнцем; тебя нес легчайший ласкающий бриз, ты купался в прозрачной воде и позже нежился в лучах солнца. Время от времени ты отдавался на волю плавного течения и сладко дремал. Внезапно тебя пробуждает порыв прохладного ветра – набежали тучи, и солнце скрылось, – видны вспышки молний, и слышатся раскаты Глава 4. Образование для взрослых грома. Океан вдруг покрылся плещущими валами, твое хрупкое суденышко оказалось во власти ревущих волн. Половину экипажа смыло за борт... тебя выкинуло на сберегал... голый и обессиленный, ты распростерся на берегу, признательный судьбе за то, что выжил...

Отделению акций приходилось выдерживать не только лишь океанские бури, да и отказ Глава 4. Образование для взрослых в сотрудничестве. Каждый денек менеджер этого отделения Ласло Вайрини создавал отважные, а часто и блистательные пробы привлечь нас. Основным пт его агитации в пользу отделения акций было последующее: когда в 6 вечера ты включаешь телек и ведущий докладывает, что сейчас рынок поднялся на 25 пт, о каком рынке он гласит? «Что Глава 4. Образование для взрослых? – восклицал Ласло. – Вы думаете, он гласит о корпоративных облигациях класса А? Ха-ха! Он гласит о рынке акций!» Другими словами, стоит для тебя присоединиться к отделению акций, и твоя мать будет точно знать, сколько ты зарабатываешь.

Ласло также восхвалял долгую историю и культуру рынка акций. Все достойные люди, от Глава 4. Образование для взрослых Билла Роджерса до Джона Кеннета Гэлбрейта, пробовали свои силы на рынке акций. Присоединяясь к его отделению, мы становимся частью чего-то такового, что неизмеримо больше каждого из нас. Не уверен, что мы могли для себя вообразить нечто намного большее, чем мы сами. Но даже если б нам это Глава 4. Образование для взрослых и удалось, то мы представляли бы для себя, естественно, не рынок акций. В итоге все призывы Ласло пропадали впустую. Нас не трогали ни история, ни культура, и чем активнее была маркетинговая кампания, тем наименее симпатичным местом для работы казался рынок акций. Их каракули излучали не меньше елея, чем «Мемуары маклера Глава 4. Образование для взрослых», что подтверждает цитата из некоего Уолтера Гутмана: «Биржевой телеграф больше всего похож на даму. Никто и ничто на свете не в состоянии давать такие поразительные обещания – денек за деньком, час за часом, никто другой не разочаровывает настолько нередко, но зато никто другой и не способен время от времени Глава 4. Образование для взрослых делать обещанное со настолько неописуемой, настолько страстной силой и размахом». При чтении этого пассажа мужчины вспоминали свои любовные победы и, заведя глаза к потолку, густо багровели. Бог известие, что при всем этом переживали дамы из нашей группы.

Но глубоко снутри спецы по акциям пренебрежительно относились к книжной премудрости, образованию Глава 4. Образование для взрослых и иному – ко всему, не считая опыта. Их позицию подкрепляли выражения Бенджамина Грэма, легенды рынка акций: «Чем более непростой и разработанный математический аппарат привлекается для анализа рынка акций, тем больше неопределенность и спекулятивность получаемых выводов... Встретившись с необъятными вычислениями либо формулами высшей алгебры, можешь быть практически заранее уверен Глава 4. Образование для взрослых, что создатель использовал теорию, чтоб замаскировать недочет опыта».

Для собравшихся на курсе 80 обладателей дипломов МВА и 15 медиков наук это звучало забавно. Что за удовлетворенность иметь пушку, если закон принуждает тебя обходиться на охоте только луком и стрелами? Отделение акций смотрелось безвыходно отсталым. Они понимали, что применяемые ими для вербования кандидатов насадки Глава 4. Образование для взрослых не срабатывают. Так что в один прекрасный момент они сменили стратегию и прислали для общения с нами колоритное юное дарование. Он был их сверкающей лаком новой игрушкой. Ему было доверено ослепить нас своим блеском и ученостью. В собственном отделении он занимался последней технологической новинкой – компьютерной торговлей (конкретно Глава 4. Образование для взрослых на эту технологию взгромоздили позже всю ответственность за биржевой крах, случившийся в октябре 1987 года). Он прочел нам лекцию обо всех такового рода новинках и предложил задавать вопросы. Проучить его отважился дипломник Чикагского института Френки Саймон.

– Когда вы торгуете опционами на акции, – спросил мой компаньон Френки, – вы хеджируете свои палитру Глава 4. Образование для взрослых и тэту либо ограничиваетесь только дельтой? А если не хеджируете палитру и тэту, то почему?

Спец по опционам на акции кивал головой секунд 10. Он очевидно не знал, к чему относятся все эти греческие знаки. Мы, слушатели, как ни постыдно это признать, были в этом настолько же невежественны, но ощущали Глава 4. Образование для взрослых, что хоть какой уважающий себя спец по опционам не может допустить, чтоб его загнал в угол обычной студент учебных курсов. Наш незадачливый лектор попробовал скрыть свою растерянность за шуточкой.

– М-да, – вдумчиво протянул он. – Приходится признать, что ответа я не знаю. Может, вот поэтому у меня торговля идет гладко? Я Глава 4. Образование для взрослых разберусь дома, и мы продолжим завтра днем. На самом-то деле я не очень силен в теории опционов.

– Вот поэтому-то, – увидел Френк, – вы и работаете в отделении акций.

Это добило его совсем. Молодому дарованию из отделения акций крыть было нечем. Он быстренько собрался и выкатился этаким смущенным колобком. Какое унижение Глава 4. Образование для взрослых! Потерпеть поражение от стажеров!

Дошло до того, что даже возникновение в отделении акций стало неблагопристойным поступком. Представте же наш кошмар, когда они приступили к детальному исследованию вероятных кандидатов. Байрини объявил, что хочет пообедать с каждым из нас, а это значило, что хоть какой мог оказаться кандидатом в Даллас Глава 4. Образование для взрослых, Торговля акциями. Люди запаниковали. Многие пробовали сделать себя в принципе непрезентабельными, но не достаточно кто мог повытрепываться, что умеет это делать как надо. Подольше скрываться от глаз профессионалов по акциям было нереально. Никто не ощущал себя в безопасности. Поползли слухи, что уже составлен перечень предпочтительных для отделения акций кандидатов. Позже Глава 4. Образование для взрослых пришла ошеломительная новость: отделение планирует небольшой пикник и прогулку на яхте, чтоб лучше познакомиться с отобранными кандидатами.

И все это, как досадно бы это не звучало, оказалось настоящей правдой. Байрини отобрал себе шестерых, имен которых мы пока не знали. Но позже пришли и приглашения. Четыре из 6 были заднескамеечники Глава 4. Образование для взрослых, так что определенная справедливость в этом мире все-же соблюдалась. Одно получил Майрон Сэмюэлс, который мог над всем этим смеяться, так как отдел городских облигаций уже пообещал ему свое покровительство и помощь. Шестое приглашение получил я.

Я был немощен, как бедная дама, которую против воли выдают замуж Глава 4. Образование для взрослых, и вот, в первый раз лицезрев страшный лик собственного грядущего супруга, она в отчаянии плачет. Вот таким сейчас я представлял свое будущее в Salomon Brothers. Оказывать влияние на ситуацию я мог только косвенно, через менеджеров. Из этой ловушки существовал единственный выход: сохранять безразличие к отделению акций и возбудить энтузиазм Глава 4. Образование для взрослых к для себя в каком-либо другом отделении. Небезопасно было только довести омерзение отделения акций ко мне до таковой степени, что они попробуют уволить меня совсем. У их, правда, не было особенной власти. С другой стороны, чтоб изгнать меня, большой власти и не требовалось.

Яхта отплывала от южного причала Манхэттена. Человек Глава 4. Образование для взрослых из отделения акций вился вокруг нас, расписывая плюсы и красоты рынка акций. Мы лавировали и уходили от него, как боксеры на ринге. Три минутки постоять на носу, позже – на корму, позже – в машинное отделение; вот так мы прогуливались кругами, и яхта казалась все более маленькой – укрыться было негде Глава 4. Образование для взрослых. Всего час плавания, и начало казаться, что наша яхта не больше крохотной шлюпки. Скоро, когда нас стало раскачивать на волнах, кто-то начал цитировать «Мемуары маклера».

Обряд ухаживания оказался по-солдатски груб и прямолинеен. Нам налили виски, позже еще, дождались, когда над Манхэттеном взошла луна, обратившая небоскребы Уолл-стрит в Глава 4. Образование для взрослых стенки и верхушки необычного горного ущелья, и здесь директор отделения акций, обхватив тебя за плечи, начинал гласить, до чего ты одарен и как было бы замечательно предназначить этот дар божий заранее успешной карьере на рынке акций. Задумайся об истории! Задумайся о культуре! Я-то как раз тогда размышлял Глава 4. Образование для взрослых о надежном правиле выживания на Уолл-стрит: если для тебя что-то предлагают на чужой яхте, ни за что не соглашайся, по другому уже наутро для тебя придется горько об этом пожалеть. Безысходность посодействовала мне отыскать выход из положения.

Майрон Сэмюэлс именовал утро после нашего катания на яхте Глава 4. Образование для взрослых «утром койота». После лихой попойки ты просыпаешься и обнаруживаешь рядом с собой даму, которой никогда до этого не лицезрел. Ее голова лежит на твоей руке. И вот заместо того, чтоб разбудить ее, ты, как попавшийся в капкан койот, тихонько высвобождаешь руку и смываешься. В свирепом свете утра отделение акций показалось в особенности Глава 4. Образование для взрослых ничтожным и отталкивающим.

Но охота на нас длилась. Нас пригласили на матч в софтбол меж нашим отделением акций и командой 1-го из их больших клиентов. Директор отделения акций, который предшествующим вечерком шептал мне на ухо умиротворяющие слова, сейчас даже не помнил моего имени. Он был очень погружен в детали Глава 4. Образование для взрослых организации матча, чтоб его клиентам не пришлось ни о чем хлопотать. Было совсем понятно, что наша команда должна проиграть. Не считая того, мы были должны забавно смеяться шуточкам другой команды, вроде бы страшенны они ни были. Я пару раз преднамеренно промазал подачи, ржал при всем этом Глава 4. Образование для взрослых как сумасшедший – такими уморительно смышлеными мужчинами оказались наши клиенты – и все определенней осознавал, что правильно поступил прошедшим вечерком, когда заперся в ванной.


glava-4-ivan-vladimirovich-drozdov.html
glava-4-kachestvo-organizacii-processa-obrazovaniya-upravlenie-obrazovaniya-almatinskoj-oblasti-oblastnoj-doklad.html
glava-4-kak-analizirovat-i-reshat-problemi-porozhdayushie-chuvstvo-bespokojstva.html